О вреде самооправдания

– Вновь ты меня подвел, – упрекнул своего партнера Дань Лэ. – А ведь на прошлой неделе ты обещал впредь не опаздывать.

– Неужели я опоздал? – удивился Яо Гоу. – Хотя моя пунктуальность не всегда безупречна, но моей вины здесь нет.

Вечером я планировал встать пораньше, но, проснувшись утром, обнаружил, что идет дождь. Я решил выждать, поскольку опасался, что дождь размоет дорогу. К счастью, дорога не пострадала, и, отправившись в путь, я прибыл вовремя! И вообще я не помню за собой никаких обещаний.

– Верно говорят, – задумчиво сказал Дань Лэ, – тот, кто неискренен с собой, не может быть искренним и с другими.

– Всегда ты говоришь загадками, – вспылил Яо Гоу. – При чем здесь искренность? Дело просто в том, что иногда мое «я», которое, например, обещало подняться рано утром и прибыть в назначенное время, отличается от моего «утреннего я». И второе решительно отказывается выполнять обещания первого. Каждый из нас состоит из множества личностей; это, должно быть, объясняет, отчего так трудно бывает хранить тайны. Первое «я», поклявшись хранить секрет, и в мыслях не имеет нарушить слово. А второе «я», поддавшись действию рисовой водки, выбалтывает тайну.

– Не хочешь ли ты сказать, что рассказал кому-то о планах, которые мы обсуждали и о которых условились никому не говорить? – спросил Дань Лэ.

– Мы напились с торговцем Фу Ли, и я не сдержался. Но я жалею, что нарушил слово. Узнав о наших планах, Фу Ли высказал ряд дельных замечаний, которые нам необходимо обсудить. Как бы то ни было, моей вины в случившемся нет. Тебе следовало определеннее высказаться о необходимости держать в секрете наш план.

– Боюсь, что высказаться яснее я не мог, – сказал Дань Лэ. – А твои рассуждения о множестве «я» убеждают меня, что с такой разбросанностью мыслей ты обречен постоянно оправдываться и перекладывать вину на окружающих или обстоятельства. Очевидно, на прошлой неделе мне повстречалось не самое лучшее из твоих «я», так что нам лучше расстаться. Всего доброго.

Легко понять, что, не сплотив все стороны своей личности, не удастся полностью себя раскрыть. Возможности распыленного сознания всегда ограничены, и это подтверждает философский принцип, согласно которому результат объединения разрозненных частей всегда превосходит их простое суммирование. Отсутствие внутренней сосредоточенности вынуждает нас искать оправдания своим неверным поступкам, и наоборот: противясь соблазнам самооправдания, мы становимся более цельными.

Сознание, формируемое запретами и ограничениями, может противиться укреплению внутренней сосредоточенности, усматривая в ней угрозу своей иллюзорной безопасности.

Оно расщепляет вашу личность на множество изолированных частей, делая эмоции изменчивыми, а взаимосвязь с окружающей действительностью – зыбкой. В результате ваши чувства в отношении какого-либо предмета или явления могут разительным образом меняться. Всякий раз, решая предпринять то или иное действие, вы рискуете столкнуться с противодействием «я», заключенного в другой ячейке вашего сознания.

Сознание, попавшее в зависимость от внешних факторов, представляет собой множество различных «я». Это обстоятельство мешает рассмотреть вещи в их целостности: воспринимаемые образы раскладываются по изолированным ячейкам. Материалом для изготовления перегородок между этими отсеками служат всевозможные устоявшиеся мнения и предрассудки, а также искаженные представления о самих себе. В результате паши суждения о любом предмете приобретают черты хамелеона: ведь каждая часть личности осмысливает их на свой манер.

Иногда невозможность примирить противоречивые точки зрения ошибочно принимается нами за непредвзятость. Преломляясь в призме множественного восприятия, всякий предмет, о котором мы судим, оклеивается множеством различных ярлыков. Понимание этой особенности восприятия свидетельствует о гибкости вашего мышления.

Каждый из нас в различные периоды жизни и в различных обстоятельствах играет множество ролей, составляющих в совокупности наше «я». С течением времени всякое очередное «я» передает свои обязанности другому, причем ни одно из них не признает авторитета «предшественника». Однако каждое из этих «я» действует от лица всех прочих, в совокупности составляющих целое. Например, одно дает обещания, выполнять которые предстоит «преемникам», другое принимает решения, с последствиями которых столкнутся также «преемники». Это объясняет, почему так трудно выполнить данное себе обещание.

Предположим, одно из наших «я» решает пересмотреть на досуге жизненные ценности, полагая, что нынешний вечер вполне для этого подходит. Однако вечером власть переходит в руки другого «я», которому тема кажется слишком обширной; оно считает, что лучше отложить это занятие на выходные. В свою очередь, «воскресное я» также оказывает сопротивление, поскольку на воскресенье у него были совсем другие планы. В конце концов, кто в выходные решает важные вопросы? Иными словами, всякое новое «я» игнорирует решения предшествующего и совершенно не признает над собой его власти.

<< | >>
Источник: Колин Тернер. Подстрелите обезьянку! Секреты нового мышления в бизнесе. 2003

Еще по теме О вреде самооправдания:

  1. 3.7.2.3. Еще о пользе и вреде «жучков»
  2. Когнитивный диссонанс
  3. Путь к богатству
  4. Как потерпеть неудачу при оптимизации
  5. Иерархия потребностей человека по А. Маслоу
  6. Группы по защите собственных интересов уступают место группам, требующим взаимной активности
  7. Причина или следствие
  8. Не жалуйтесь и не оправдывайтесь
  9. Письменный учет
  10. Чем многословнее оправдания, тем сильнее сочувствие к себе
  11. Наш ежедневный выбор
  12. Вспомогательная аксиома № 15. Никогда не пытайтесь спасти плохие инвестиции за счет усреднения
  13. Спекулятивная стратегия
  14. Основная аксиома № 12
  15. О планировании
  16. Вспомогательная аксиома № 16. Избегайте долгосрочных инвестиций
  17. Спекулятивная стратегия
  18. Основная аксиома № 11
  19. Об упорстве