Смена команды

На следующий день Лика не вышла на работу. С утра позвонила:
- Я заболела.
- Сильно?
- Наверное, несколько дней меня не будет.
- Ладно.
Мы все болеем время от времени. Но в этот раз это несколькодневное отсутствие Лики в преддверии ее протяженного отпуска подстегнуло меня задуматься о скорейшей замене.
Кого и где мне взять на временное место референта?
Я снова копался в записной книжке. Наткнулся на номер телефона девушки Юли. Она была фотомоделью. Познакомились мы с ней, когда делали снимки для буклета «Районбанка». В перерыве за кофе разговорились. Юля тогда пожаловалась:
- Ничего с этой карьерой не получается. Таких, как я, много, а работы на всех не хва-тает. Это всего мои вторые съемки за месяц. И получаем гроши. Едва хватает, чтобы комнату снимать. А еще есть, одеваться прилично надо. Вот, пошла на курсы секретарей. Устроюсь потом куда-нибудь на работу.
- Зачем куда-нибудь? Приходи ко мне. — пошутил я тогда.
Но теперь звонил ей вполне серьезно. Прикинул, что возьму ее на работу по испытан-ному методу под временный договор. Проведу Юлину зарплату по обслуживанию того же «Районбанка» или по новому проекту. Проблем, думаю, не будет. Протасов по-прежнему подписывает в конце месяца временные договоры, практически не глядя.
Юля тут же отозвалась на мое предложение прийти, поговорить о работе. Мы встре-тились прямо в агентстве. Как оказалось, она уже закончила свои курсы секретарей. И даже поменяла пару работ:
- Не так-то просто нормально устроиться. Везде на меня смотрят, если не как на про-ститутку, то уж точно как на персональную любовницу. Думают, раз красивая девушка, быв-шая модель, пошла в секретарши, значит, чтобы не работать, а с шефом спать.
Сказал ей:
- Я так не думаю. Мне нужна не любовница, а именно работница. А то, что ты красивая, я тебе прощаю. Возьмем тебя на временный договор, на два-три месяца. Это испытательный срок. Если справишься, то возьмем на постоянную работу. Сразу нельзя — у нас солидное агентство. Когда можешь приступить к работе?
- Хоть сейчас, — тряхнула плечиками Юля.
Я дал изучать ей все наши папки, списки. Посадил на единственное имевшееся у нас в отделе свободное рабочее место. На место Лики. И начал следить как и что делает Юля. Конечно, у нее не было такого интеллекта, как у предшественницы. Но она делала все ста-рательно, тщательно, аккуратно. И, главное, делала все без лишних расспросов. Глядя на Юлю, я даже как-то немного расслабился, успокоился. И всего лишь за несколько дней при-вык к ней. Как будто Юля работала у нас всегда.
На выходные мы с Катей выбрались за город. Гуляли по лесу. Пили на опушке красное вино и щурились на солнце. И целовались.
В понедельник я шел на работу в отличном настроении. И первое, что увидел в отделе, это было совершенно черное, перекошенное лицо Лики. Она пальцем указывала на по-хозяй-ски расположившуюся на ее месте Юлю:
- Что это?
Я спокойно ответил:
- Не что, а кто. Познакомься, наш новый сотрудник Юля.
- А мне теперь стоя работать?!
- Не волнуйся так. Ты же не сообщила, когда выйдешь на работу, вот мы тебе и не успели еще подготовить условия.
Лика была в ярости:
- Но это мое рабочее место.
Я ответил спокойно:
- Это рабочее место референта. Ты же у нас больше не будешь заниматься референтской работой.
- Как это? — испуганно посмотрела она на меня.
Я не сразу догадался, что все Ликины порывы к менеджерской работе были таким же элементарным шантажом, как и разговоры о приглашениях в другие фирмы. Мол, как вы без меня обойдетесь, упрашивать будете, чтобы осталась, чтобы работала референтом. С этими мыслями она, видимо, и провела прошедшую неделю вне офиса. За это время, как позже мне рассказал Еремеев, с которым Лика была временами достаточно откровенна, она успела вдрызг разругаться со своим женихом и избавиться от будущего ребенка. Выходя же на работу, Лика определенно думала, что мы по ней весьма стосковались и ждем с распро-стертыми объятиями. А я, выходит, счастливо забыл о ее существовании. И это интеллекту-альную девушку взбесило. Нисколько не успокоили Лику и спешно найденные для нее стол и кресло. Она бросала взгляды-молнии то на меня, то на ни в чем неповинную Юлю.
Лика становилась просто какой-то невменяемой. Каждый день устраивала мне истерики по всякому поводу. Я понимал, что во многом такое с ней творится из-за проблем в личной жизни. Вспоминал, как и мне все казались врагами, когда переживал нелучшие свои дни. Пытался объяснить ей:
- Лика, никто к тебе не относится плохо. Это все тебе кажется. Ты просто внушаешь это себе и распаляешься еще больше. Ну, давай все спокойно обсудим.
Но она меня не слушала. Эта от природы довольно красивая девушка стремительно подурнела. Перекошенное, почерневшее от злобы лицо. Резкие движения. Все время срыва-ющийся на визг голос:
- Знаю, ты хочешь выжить меня, отделаться.
Ситуация стала похожей на ту, что имела место во втором отделе исследований, когда там такие же истерики устраивала почти ее тезка Вика. Тогда, помнится, заведующий отде-лом Корзунков в конце концов с каменным лицом объявил скандалистке:
- Я тебя уволю.
Пожалуй, у меня не было другого выхода, кроме как воспользоваться опытом своего бывшего начальника. Я вывел Лику в коридор. Сделал каменное лицо и спросил ее:
- Что ты собираешься делать дальше?
- В каком смысле? — разумеется, не поняла Лика.
Я спокойно смотрел на нее:
- В прямом. Я не буду больше с тобой работать.
- Как это? — опешила она.
- Так. Пиши заявление об уходе по собственному желанию.
Лику передернуло:
- Ни за что.
Я опять же спокойно спросил:
- Интересно, как ты себе представляешь нашу совместную работу, если я не хочу с тобой работать?
Ликин голос опять начал срываться на визг:
- Ни за что не уволюсь! Пойду жаловаться генеральному директору.
Я настолько устал от нее, что даже не подумал о том, чем для меня может обернуться ее визит. Лишь кивнул:
- Иди. Я не против.
И она пошла. Протасова в этот день не было на месте. Полуспящая Нонна сообщила:
- Его не будет до конца дня (чмок-чмок).
Тогда Лика зашла к первому заместителю. Как раз на днях эта вакансия наконец была занята. И кабинет обрел нового хозяина. Первым замом был назначен Шишкин — бывший заведующий отделом филиалов. Тот самый человек-тень, молча следовавший за Протасовым во время наших нескольких совместных командировок. Тот самый, что сказал мне на фуршете в Петербурге:
- Скромнее надо быть, Мамонтов.
Да, он как раз был скромным, в отличие от Козина, от меня. Вот он и стал первым замом. Не зря, видимо, Протасов таскал его тогда с собой, тщательно приглядывался. А может, выбирал между мной и им? Ну вот и выбрал.
Как рассказала мне Катя, Шишкин отнесся к явлению Лики весьма равнодушно:
- Тебе с ним работать. Сами договаривайтесь.
Шишкин еще только входил во все первозамские дела и, видимо, не спешил принимать каких-либо решений. Это мне оказалось кстати.
Лика пришла несолоно нахлебавшись. На следующий день, не сказав мне, пошла к Протасову. Но снова не застала его. Зашла к Бабаеву, но тот, будучи административным директором, справедливо отшил ее:
- По этому вопросу не ко мне.
Когда вернулась, я спросил ее:
- Где ты была? Почему оставила рабочее место без разрешения? Напиши мне, пожа-луйста, объяснительную записку.
Лика написала:
«.в связи с неправомочными действиями заведующего отделом была на приеме у административного директора.»
Я спокойно попросил Юлю:
- Дай мне, пожалуйста, новую папку.
На глазах у Лики вложил ее объяснительную записку между картонных обложек, над-писал лицевую сторону папки «Административные нарушения Лики Дорониной».
Я прекрасно помнил слова, сказанные мне во время стажировки управляющим «Мэнсон энд Бурикам»:
- Не бывает идеальных работников. Каждый из нас нарушает те или иные администра-тивные правила. Только нормальным работникам это совершенно нормально прощается. А для сотрудников, ставших лишними, несколько мелких зафиксированных нарушений вполне могут послужить поводом для увольнения.
Я в очередной раз поблагодарил судьбу за стажировку, давшую мне столько знаний. На следующий день отправил Лику отвезти один из документов в «Районбанк». Она отмах-нулась:
- Это можно отправить с курьером. Или пусть Юля отвезет.
- Нет, — ответил, я — это очень важный документ, который могу доверить только тебе.
Когда Лика вернулась, посмотрел на часы:
- Почему так долго? Напиши, пожалуйста, объяснительную записку.
Она написала:
«.в связи с плохой работой городского транспорта.»
Я спокойно положил бумажку в папку:
- Спасибо.
Я контролировал каждый ее шаг, каждую минуту. Это отнимало время, но проблему нужно было решать. Лика нервничала, теряла терпение. И как-то раз, написав очередную объяснительную записку, прошипела:
- Чего ты добиваешься?
Я достал из папки пачку объяснительных, пересчитал их и заключил:
- Лика, этого вполне хватит для того, чтобы уволить тебя за нарушения администра-тивных правил или, если хочешь, за несоответствие служебному положению. Естественно, в твоей трудовой книжке будет сделана подобающая запись.
Она совершенно растерялась.
Я продолжил:
- Но, как старый товарищ, предлагаю тебе уволиться по собственному желанию.
Лика заплакала.
Мне было жаль ее. Но себя было жаль больше. И я протянул ей бумагу, ручку. Она написала:
«Прошу уволить по собственному желанию.»
Казалось, на том история с Ликой и закончится. Я смогу наконец спокойно подумать о делах, о развитии нашего отдела. Но тем же вечером, когда уже лежал в кровати и засыпал, раздался телефонный звонок. Не сразу, но все же я узнал голос матери Лики. Она приезжала к дочери и во время ее учебы в университете, и во время работы в «Лидере». Мы были хорошо знакомы.
Сквозь слезы Ликина мать кричала мне:
- Какой же ты, Сергей, подлец! Я о тебе так хорошо думала. Выгнал с работы такую замечательную девочку! Такую умную, работящую. Взял на ее место какую-то девку с панели! Как ты мог?..
Я молчал. Мне было обидно за несправедливые слова. Но это говорила мать. А для нее собственный ребенок всегда будет самым замечательным человеком в мире. И я слушал, не пытаясь спорить, не отвечая. Что я мог ей сказать?..
На следующий день хотел попенять Лике на то, что она напрасно втянула в наши отно-шения свою мать. Но «замечательная девочка» опередила меня:
- Тебе мало было просто выгнать меня с работы. Ты еще и маме позвонил.
Я даже не нашелся, что сказать. Наглое, хамское вранье Лики просто потрясло меня. Я-то думал, что в ней уже нет ничего нового для меня. Ан нет, «о, сколько нам открытий чудных.»
По прошествии положенного по трудовому кодексу срока Лика перестала появляться в офисе. Я старался не вспоминать ее. Но, видимо, она не могла забыть того, как я поступил с ней, хотела хоть как-нибудь отомстить. Где-то через месяц после нашего расставания в моей квартире среди ночи зазвонил телефон. Незнакомый голос произнес:
- Сергей Мамонтов? Примите заказ на рекламное обслуживание.
- Какой заказ? — не понял спросонья. Мне часто снилась реклама, поэтому я не сразу переключился на реальность. И прежде, чем осознал что-либо, услышал сдавленный смех и короткие гудки.
- Кто-то очень неумно пошутил. — сказал я себе с досадой. Засыпая подумал: «И кто бы это мог быть?».
Только утром, вспоминая о ночном звонке, я сопоставил наше расставание с Ликой и ее же очень давний рассказ о некоем знакомом, который хрюкал в трубку уволившему его начальнику.
- Она, — решил, — определенно она.
Я мог многое вытерпеть на работе, когда это касалось только меня. Но звонить мне среди ночи домой. А если бы здесь были спящие жена, дети?
Набрал домашний телефон Лики. Услышав ее голос, сказал:
- На работе делай, что угодно.
Но если еще раз посмеешь потревожить мой дом, то пеняй на себя. Я буду действовать так, как посчитаю нужным.
- Ты что-то придумал себе, — деланно удивилась Лика.
Однако больше ночных звонков не было. Я о ней вспоминал редко: где она, что она — после того как Лика со мной так поступила, это меня не интересовало. Тем более что надо было думать о работе. Неожиданно позвонил Варсегов. И отнюдь не по делам замороженной программы стажировок:
- Знаю, что ты сейчас к банкам какое-то отношение имеешь.
Интересно, откуда это он знает? Я же ему ничего не говорил о своем «необразователь-ном» клиенте. Но подтвердил:
- Да, у меня на обслуживании «Районбанк». И еще один проект по банкам готовим.
- Ну, вот и хорошо. Видишь ли, мы сейчас начинаем строительство очень крупного торгового центра недалеко от Кремля. Привлекаем к этому проекту финансовую группу «Ворлд Инвест СБ». А ее люди попросили нас собрать побольше информации о банках, которые ведут активную деятельность на рынке и могут стать нашими партнерами по проекту.
- Активную деятельность. — задумался я, — те, кто много рекламируются?
- В том числе.
- Ага, по новому проекту у нас как раз есть подходящая информация: какой банк, где и как часто рекламируется, сколько тратит на это денег, с каким успехом.
Варсегов задумался:
- Да, это будет им интересно.
Мы договорились встретиться. Дела. Я-то, помнится, решил уже было, что после того, как прекращу заниматься стажировками, ни Варсегов со своим департаментом стро-ительства, ни Каримов со своим комитетом по образованию мне больше не пригодятся. А жизнь вон какая непредсказуемая. Может выдать то, чего совсем не ожидаешь. Не стажи-ровки, так банковская информация. Надо бы Каримову позвонить, поинтересоваться, как у него дела. Может, и он для меня что-нибудь вдруг найдет.
Мы встретились с людьми из «Ворлд Инвест СБ». Варсегов рекомендовал меня:
- Мы с Сергеем давно работаем. Он не подведет.
Позже я узнал, что все было не так-то просто. За право собирать информацию для «Ворлд Инвест СБ» боролось несколько агентств. Но работа досталась «Лидеру». В моем лице. Воистину, работают не компании, а люди. Варсегов рекомендовал Мамонтова, и этого оказалось достаточно.
А клиент-то просто золотой! По ходу разговора выяснилось, что ему нужна не только информация о банковской активности, но и данные о спросе фирм на аренду мест в этом торговом центре, а также прогноз на потенциальный покупательский поток. На основе этих данных Варсегов и «Ворлд Инвест СБ» могли рассчитать, сколько будет покупателей, арен-даторов и, соответственно, как быстро окупятся инвестиции.
Работа была достаточно несложной. Но я не мог сделать ее силами только нашего отдела и агентства. У меня уже не было Лики, которая могла обработать часть банковских данных. Юля с таким делом не справится. Еремеев занят «Районбанком». Сам я просто физи-чески не смогу охватить весь объем работы. И наш отдел исследований как раз накануне получил большой заказ и был загружен под завязку. Цацкевич извинялась:
- Знаешь, то ничего, а то вдруг навалилось. Мы не возьмемся.
Оставалось только одно: нанять субподрядчика, а на себя взять контроль работы на всех этапах. Да, придется часть денег отдать на сторону, но и нам что-то останется.
Цацкевич порекомендовала мне обратиться в «Российские исследования»:
- Хорошая контора. Профессионально относятся к делу. Им можно доверять. А в другие агентства — в «Бонзу» или «Прометей» — не суйся. Такое исследование они скорее всего сами не будут делать, наймут те же «Российские исследования».
Я позвонил, поехал в указанную фирму. В «Российских исследованиях» меня встретила симпатичная девушка:
- Добрый день. Ирина Глушакова. Менеджер по работе с клиентами.
Она достаточно четко ответила на все интересующие меня вопросы. Ну что ж:
- Подписываем договор?
- Подписываем.
Как у меня все вдруг хорошо закрутилось. И в отделе после ухода Лики все так спокойно. Юля быстро освоилась и вполне справляется со своими референтскими обязан-ностями. Алексей потихоньку скрипит над достаточно рутиной работой «Районбанка». Я увлеченно вкалываю по проекту «Ворлд Инвест СБ». И у меня получается. Вместе с «Рос-сийскими исследованиями» мы все сделали по высшему разряду.
Да, хорошего подрядчика мне подсказала Цацкевич. Интересно, что эта компания была для меня не какой-то абстрактной фирмой. Нет, когда я размышлял о «Российских исследо-ваниях», то всегда в первую очередь думал об Ирине Глушаковой — той самой симпатичной девушке менеджере по работе с клиентами. Мне было просто приятно работать с ней — под-тянутой, вежливой и какой-то светлой. Хотя мы с ней часто спорили, но это были споры двух людей, ищущих истину, споры, которые сближают, а не разделяют. Мы с Ириной быстро приходили к компромиссу. Работа продвигалась легко. Она была интересна нам обоим. Не только мне, но и ей. И мы запросто могли засидеться в офисе «Российских исследований» до позднего вечера. И заполночь. И засиживались.
Договор с компанией «Ворлд Инвест СБ» был выполнен в точные сроки.
- Финансисты довольны, — подмигнул мне Варсегов при встрече.
И даже скупой на похвалу Протасов не удержался, когда я принес ему подписанный акт о приемке работы:
- Да. Молодцы. «Ворлд Инвест» — это не хрен собачий.
Положив акт в архивную папку, закончив таким образом эту ответственную работу, я облегченно вздохнул. Заложив руки за голову, закрыл глаза и улыбнулся. Вспомнил Ирину. Ее лицо, глаза, губы. И услышал, как Еремеев бурчит себе под нос:
- Че я один пашу над этим банком? Никаких условий труда. Пора уже мне и кабинет отвести. Секретаршу, чтоб кофе приносила.
- Что-что? — не понял я и посмотрел на него.
Еремеев отвел взгляд в сторону:
- Ну, шучу, конечно.
Однако это была не шутка. Это предел мечтаний Еремеева о столичной жизни. Визит-ная карточка с логотипом известной фирмы. Личный кабинет. Секретарша, несущая виляю-щей походкой кофе. Круглозадая, сисястая и безмозглая. Чтоб на ее фоне казаться самому себе ну таким умным.
Было над чем подумать. Как только у Еремеева прошла эйфория от того, что он рабо-тает в штате такой компании, Алексей потихоньку обленился. Тем более, работа с банком не требовала особенного напряжения. Все было уже обговорено, расписано. Со всем привыч-ным он легко справлялся. Но если надо было заставить его сделать что-то непредусмотрен-ное, то для этого мне следовало приложить значительные усилия. Вот и сейчас, когда после его «шутки» я нашел ему «побочную» работу:
- Леша, разберешь все документы и файлы Лики. Освободишь место.
Он сморщился:
- Мне некогда. У меня же тут по банку невпроворот.
Кому, как не мне, знать состояние дел по банку:
- Ничего с твоим банком не случится.
Еремеев продолжал сопротивляться:
- Ну не могу я сейчас. У меня их объявление в работе. Пусть Юля.
Он определенно бессовестно расслабился. А что ему было беспокоиться? Извне отдела Алексею ничто не угрожало. И это была моя обязанность — защищать наше подразделение. Изнутри отдела, он считал, ему и вовсе бояться нечего. Единственный, кто здесь принимает решения, — это я. А мы ведь старые приятели. Вместе начинали отдел создавать.
Я, конечно, обязан был ему за его помощь. Но разве уже не вернул Еремееву все долги сторицей? У него есть престижная работа, приличный заработок. Он давно уже снимает неплохую квартиру в неплохом районе. Мы в расчете. Развиваться дальше или нет — это его личное дело. Но работать или не работать в отделе — это дело уже мое. Раз он не хочет идти со мной в ногу, значит, от Алексея нужно избавиться, как от балласта. И сделать это хорошо бы без такого скандала, как с Ликой.
И мне удалось не только избежать шумного конфликта, но даже извлечь из увольнения Еремеева определенную пользу. Протасов, когда я зашел к нему подписать какую-то бумагу, спросил:
- Нет у тебя на примете человечка мне в помощники? А то Нонка одна уже не спра-вляется. Да и не все дела можно поручать бабам.
Конечно, полуспящая Нонна (чмок-чмок) со всем не справится. Поменять он ее не может или не хочет. А вот за счет компании еще одного помощника взять — запросто.
Я ответил:
- Да так сходу что-то вроде никого не вижу.
- А ты осмотрись, осмотрись.
- Хорошо.
Вернувшись в отдел, я начал перебирать в голове людей, с которыми сталкивался в других компаниях. Но тут меня осенило: Еремеев! Он ведь любит крутиться рядом с началь-ством. Умеет выполнять распоряжения. И раньше в провинциальной фирме Алексей как раз работал помощником начальника. Я хотел тут же вернуться, предложить Еремеева. Но оста-новился. Протасов достаточно мнительный человек. И сразу заподозрит, что я подсовываю ему своего человека. Нет, надо выдвинуть Еремеева каким-то другим путем. Подумал, что для начала следует внедрить фамилию Алексея в сознание Протасова. Конечно, она ему зна-кома. Но всего лишь как фамилия одного сотрудника из нескольких десятков. Нужно было сделать так, чтобы Протасов заинтересовался Еремеевым.
Теперь при встречах со своим начальником, в разговорах, в обсуждениях я стал вста-влять фразы «Еремеев там был», «Еремеев принес», «как сказал Еремеев», «это подготовил Еремеев». И сработало, в один из дней Протасов спросил:
- Как там у тебя этот. Еремеев?
Я вздохнул:
- С одной стороны, толковый парень. Дисциплинированный. Исполнительный. Но по рекламе он не специалист. Даже не знаю, что с ним делать.
- Что делать? Что делать? — поднял брови Протасов, — толковыми людьми негоже раз-брасываться. Я же тебе говорил, что ищу помощника?
- Да. Но я пока никого не присмотрел.
Протасов рассмеялся, оскалившись:
- Конечно, вы у себя под носом ничего не видите. А Еремеев твой годится в помощ-ники?
- Еремеев? — как бы задумался я, — ну вообще-то.
- Да или нет? — наседал Протасов.
- Да, но. — отвел я свой взгляд в сторону.
- Что «но»?
Я по-прежнему смотрел в сторону:
- Жалко как-то отдавать.
- Ты же говорил, что он не специалист по рекламе.
- Но я ж его с улицы практически взял, столько растил.
Протасов, похоже, все уже решил:
- Ладно, не жадничай. Я тебе даже спасибо скажу. Значит, считаешь, что справится?..
Я посмотрел на начальника:
- Да справиться-то справится. Но мне ведь кадра терять.
Протасов уже взялся за свои документы:
- Все. Скажи, чтоб зашел ко мне.
Для Еремеева это означало просто сказочное повышение по службе. Он жал мне руку, благодарил за рекомендацию:
- Не ожидал. Не ожидал.
- Ну, что ты. Мы же старые товарищи.
Для меня это было замечательным развитием событий. Во-первых, я избежал скандала. Во-вторых, вызвал в коллегах определенное уважение — из моего отдела люди идут на повышение. В-третьих, кроме Кати, имею теперь еще одного своего человека возле высокого начальства. И в-четвертых, могу взять себе другого человека на место Еремеева. Но, конечно, не нового «Еремеева». Мне нужны специалисты. Кончилось время, когда я напря-мую зависел от своих сотрудников. Больше никаких друзей-товарищей с их расчетом на поблажки, снисхождения. Теперь сотрудники отдела должны и будут выполнять все мои распоряжения, исходя исключительно из служебных взаимоотношений. Так я решил.
Конечно, пока не удастся нанять таких профессионалов как Давтян, Проничев или Козин. Но все же я могу взять людей, готовых стать хорошими специалистами. Таких, кото-рые позволят продвинуть мою работу дальше.
Безусловно, я был благодарен Лике и Алексею за то, что они сделали для создания отдела. Но одновременно не чувствовал себя обязанным им, так как расплатился сполна. Я ведь поддержал обоих в трудное для них время. А дальше. Дальше они не захотели идти вместе со мной. Или не смогли. И дороги наши просто разошлись. It’s a fact, как говорил Заратустра.
<< | >>
Источник: Александр Ермак. Команда, которую создал Я. 2008

Еще по теме Смена команды:

  1. КОМАНДЫ КОМАНДА МЕЧТЫ И ЭФФЕКТ РЫЧАГА
  2. Смена парадигмы
  3. Смена парадигмы экономического роста
  4. Смена технологий
  5. Смена терминологии
  6. СМЕНА ФУНКЦИЙ КОНСУЛЬТАНТОВ
  7. СМЕНА ПРИОРИТЕТОВ РАЗВИТИЯ
  8. Смена фазовых императивов
  9. Смена доминанты: переход к практическому использованию теорий
  10. Циклическая смена модных направлений
  11. Смена приоритетов и ориентиров. Причины изменений
  12. СМЕНА ИСТОРИЧЕСКИХ ПЕРИОДОВ В ДРЕВНЕИНДИЙСКОЙ ФИЛОСОФИИ
  13. 5.3. Деколонизация сознания и смена вектора образовательной политики
  14. Неудачи возникают с такой же регулярностью, с какой происходит смена времен года
  15. 5.1. Команда - основа успеха
  16. НАСТРОЕННАЯ КОМАНДА
  17. Искусство создания команды
  18. Группы и команды
  19. Взаимоотношения с Вдохновителями Команды
  20. Улучшение мотивации в команде