Неожиданное пополнение

Я не зря опасался возможных реформ сверху. В один из дней Катя сообщила:
- Похоже, какая-то очер’едная пер’естр’ойка затевается. Какая точно, не знаю.
А может, не коснется меня эта перестройка? В «Лидере» и без меня есть что рефор-мировать.
Но вдруг Протасов решил покончить с бардаком и наладит теперь все как надо
- функционально, без дублирования. С одной стороны, это будет правильно, а с другой — поставит крест на дальнейшем развитии моего отдела. В нормальной структуре нет места такому подразделению — агентству внутри агентства.
Я еле дождался дирекции. Но страхи мои были напрасны. Никто не собирался разго-нять наше подразделение. Как бы наоборот. Протасов, по словам Кати, на дирекции между прочими решениями объявил:
- Мамонтов у нас творческий человек. Возглавит отдел компьютерного оформления.
Это было одно из непонятных, «блуждающих» подразделений. В других агентствах
оно обычно входит либо в творческий отдел, либо в компьютерный. У нас же существовало отдельно, само по себе. Курировал его почему-то Бабаев. Но на самом деле никто этим под-разделением толком не занимался.
Катя рассказала мне:
- Когда-то его выделили для племянника генер’ального дир’ектор’а. Но давно уже нет ни того дир’ектор’а, ни того племянника. Отдел кто только не возглавлял, но как-то долго его начальники у нас в агентстве не задер’живались.
Это подразделение привыкло к тому, что у него нет постоянного начальника. Работало из рук вон плохо. Но благодаря этому, кстати, я ведь пробил себе должность компьютерщика. А теперь, выходит, раз у меня под рукой целое подразделение, такой специалист не нужен. Не будем торопиться. Об этом ведь, кроме меня, никто же не задумался.
Я согласился взять себе и отдел оформления. Мне было интересно с ним повозиться. Доказать себе, что я не только могу создавать, но и реформировать подразделения. Да и с моими проектами, имея в распоряжении собственный компьютерный отдел, работать было бы намного проще.
Мой запал чуть было не залил своей словесной струей Шишкин. Встретив меня в кори-доре, он как бы между прочим сказал:
- Давай, сдавай свой «четвертый» и полностью переключайся на отдел оформления. Он сейчас нам очень важен.
- Как это сдавай? — не понял я.
- Ты же не можешь возглавлять два отдела сразу, — сказал Шишкин и пошел дальше.
А я двинул к Протасову:
- Мы так не договаривались.
Не стану потакать сиюминутным интересам начальства. Не брошу созданный с таким трудом свой «четвертый». Не остановлюсь на пол пути! Так и сказал Протасову:
- Уж лучше оставьте все, как было. Не нужен мне новый отдел, если у меня заберут старый.
Протасов, не долго раздумывая, спросил:
- А с двумя отделами справишься?
- Справлюсь, — ответил без тени сомнения.
Ведь у меня как раз после перераспределения обязанностей среди своих сотрудников освободилось время. Я вполне мог посвятить его отделу оформления.
- Хорошо, — сказал Протасов, — мы подумаем.
На следующий день вышел приказ по дирекции о том, что я теперь являюсь еще и заведующим отделом оформления по совместительству.
Бабаев, сбросив с себя, видимо, не нужную ему обузу, потирал руки:
- Ну вот, есть с кого теперь спросить за это подразделение.
Шишкин прошел мимо меня не поздоровавшись, как будто не замечая. Я был рад, что мне удалось отстоять свое. Вместе с тем этот мини-конфликт с начальником был мне совсем ни к чему.
А в отделе оформления меня ждали дела. На первой же нашей встрече с работниками подразделения один из них — мой тезка Сергей — заявил:
- Мы и так хорошо работаем. Зачем нам прислали контролера?
Это был прямой вызов. Мол, убирайся-ка ты парень подобру-поздорову. Очевидно, затянувшаяся полная свобода притупила у этих работничков инстинкт самосохранения. Я с внутренней усмешкой вызов принял. Подумал: «Не знаете вы ребята, на кого попали. Во мне опыт Протасова, Козина, Боковой, Корзункова, Самохина, Варсегова. Я вам не тот Мамон-тов, что был «и.о. зав. вторым отделом исследований». Но вы для меня те самые распущен-ные девочки: Алла, Лена, Вика.»
Внешне, однако, ничем не проявил своих мыслей. Сделал вид, что вообще мимо ушей пропустил это высказывание. Мол, просто не понял. На этом этапе роль придурка была для меня выгодной. Сотруднички, видя хлопающего ушами начальника, быстрее раскрепостятся, легче поделятся информацией о себе. Я ее отработаю и возьмусь за наведение порядка.
Для того чтобы узнать, кто есть who, и нет ли в отделе нормальных людей, спросил:
- Я хотел бы услышать ваши пожелания, предложения. Что нужно сделать, чтобы наше подразделение работало лучше?
Ни одного конструктивного предложения не услышал. Практически каждый из подав-ших голос говорил одно и тоже:
- Надо понизить рабочую норму. Увеличить обеденный перерыв. Увеличить зарплату и квартальные премиальные.
Я делал вид, что записываю их пожелания в блокнот. Это было смешно. Их работа и зарплата были совершенно средними, такими же, как и в других агентствах. Но я не соби-рался спорить с сотрудниками. Глянув на разгоревшиеся в едином порыве лица, понял, что не стоит выступать сразу против целого коллектива — просто заболтают, заговорят, задавят не умом, но массой. Нужно договариваться с людьми исключительно один на один.
Еще несколько дней после собрания я ничего не предпринимал. Просто наблюдал за работой своих новых подчиненных, разговаривал с ними. Сначала они праздновали победу: начальник попался — тюфяк. Но потом в отделе стала ощущаться напряженность. Работнички чувствовали, что хоть я и не поставил себя выше их, но и не иду на поводу, не панибратствую. И как бы что-то замышляю. Они не понимали, чего от меня можно ждать. И сильно нервничали. Каждый день я приходил на работу, нависал над ними. Дело шло к мас-совому психозу. Но чем невменяемее были они, тем легче было с ними бороться собранному мне.
Через неделю я смог представить примерную расстановку сил в стане противника. Явным заводилой был Сергей — человек достаточно агрессивный, профессиональный и ленивый. Он умел работать, но делал это из-под палки. Из-под большой дубины. Но я-то не хотел быть надсмотрщиком. И поэтому у Сергея было два выхода: перевоспитаться или освободить место.
Другой «оппозиционер», Юрий, не был большим профессионалом. Работать он и не умел, и не любил. Лентяи мне были не нужны. У него было тоже два выхода: или начать серьезно заниматься делом, или уйти.
Два друга Олег и Кирилл, хотя и поддерживали Сергея с Юрием во время нашего общего разговора, в остальное время на рожон не лезли, спокойно работали. Похоже, они выжидали, чем дело кончится. Какие правила будут в итоге выработаны, такие они и примут. Скорее всего, эта пара у меня останется.
Я анализировал сложившуюся ситуацию и поражался тому, насколько она классиче-ская. Прямо по учебнику менеджмента: две противостоящие силы и «болото». Сергей и Юрий противостоят мне. Олег и Кирилл являют собой пассивное «болото».
Оценив обстановку, перешел к боевым действиям. Взял в отделе кадров личные дела моих новых сотрудников и у них же на виду стал эти бумаги просматривать. Они видели, как делаю себе какие-то пометки. Как морщусь. И тянули шеи, чтобы понять, как на кого из них я реагирую.
Изучив анкеты, поручил Юле протестировать «компьютерщиков». И также под их взглядами изучаю результаты тестов. Приговариваю:
- Так, Сергей — сорок. У Юры — тридцать пять. У Олега.
Они опять-таки прислушиваются. Пытаются понять смысл произносимых чисел. А его там не было. Я произносил в слух не результаты теста, а первые пришедшие в голову цифры. Просто чтобы запутать, напугать «сотрудничков»:
- Значит, у Сергея — сорок. А у Юрия — тридцать пять.
Сергей с Юрой переглянулись.
После этой психологической обработки попросил:
- Всем сдать отчеты по работе, проделанной за последние три месяца.
Все очень удивились:
- Отчеты? Да мы и не помним уже, что делали.
- Напишите, что помните.
Главное, чтобы поняли, что отныне вся их работа или безделье будут под контролем.
Подали какие-то бумажки-отписки. Я их вернул со словами:
- Вы же грамотные люди, а отчеты готовите на уровне третьеклассников.
Сергей отреагировал:
- Кому они нужны, эти отчеты?
- Мне — вашему начальнику.
«Сотруднички» несколько сбавили спесь. Они видели, что этого человека эмоциями не проймешь. Поняли, что несмотря на их недовольство, я медленно, но верно воплощаю какой-то одному мне ведомый план.
Личные дела, тесты, отчеты во многом подтвердили мое первичное мнение об этих людях. Особо ценных работников, с которыми стоило бы возиться, среди них не было. Вме-сте с тем, каждый из «сотрудничков», работая без выпендрежа, мог бы рассчитывать на сохранение своего места.
Для того чтобы привести в порядок организацию труда, технологии, прежде всего сле-довало окончательно решить вопрос: кто в доме хозяин — они или я. И начать, конечно, сто-ило с лидера «оппозиции». С Сергея. Этот парень пользовался авторитетом среди остальных не только благодаря смелости перед начальством, но и в связи с тем, что мог блеснуть высказываниями о норме труда, о количестве пунктов договора по найму. Остальные ребята мало что смыслили в таких вещах. Но я-то, как руководитель, знал трудовое законодатель-ство намного лучше Сергея. А перед решающим боем дополнительно переговорил с юри-стом агентства — Мандровой. И в понедельник устроил публичную порку.
На виду всего отдела усадил Сергея рядом с собой:
- Твой отчет показывает, что ты не выполняешь норму. С завтрашнего дня будешь делать не три, а пять объявлений в течение смены.
Он так и подскочил, победно оглянувшись на остальных:
- Но наш труд нормирован, и никто не может заставить нас работать больше положен-ного.
- Да, — поддакнул было Юрий.
Но я резко оборвал его:
- Разве с тобой разговариваю? Займись своей работой.
Выдержав паузу, кивнул Сергею:
- Совершенно верно. Ты будешь работать положенное количество часов.
Но объявле-ний за смену будешь делать больше. Вот посмотри — это средние данные по другим агент-ствам. Это и есть норма.
Сергей заметался взглядом по таблицам и графикам. Пытался собраться, возразить:
- Но. но.
Опережаю его:
- Никаких «но». В нашем — одном из лучших агентств страны не могут работать люди на уровне ниже среднего.
Я обернулся ко всем, конечно же, только делавшим вид, что работают, а на самом деле ловившим каждое слово нашего с Сергеем разговора:
- Это, кстати, касается всех. Все уяснили, что такое норма?
- Да, да, да, — закивали Юрий, Олег и Кирилл.
А я добавил:
- Если кто-то хочет зарабатывать больше, то такая перспектива существует. Работайте лучше. В таком случае я посмотрю, что можно для вас сделать.
В отделе воцарилась тишина, которую прерывало только щелканье тридцати пальцев по клавиатурам компьютеров.
Позже, когда в отделе никого не было, ко мне подошел Юрий. Он, видимо, боялся подобной же публичной расправы. Стараясь опередить события, предложил:
- Ты, как начальник, всегда можешь на меня рассчитывать. Я и с ребятами, если что, поговорю без тебя. Сагитирую. Помогу тебе. Не нажимай только на меня, я люблю работать в удовольствие, не торопясь.
Он, видимо, не знал, что с побежденным противником не ведут переговоров, его заста-вляют принять все условия:
- Юра, плевал я на твою лояльность. Здесь будет так, как мне надо. Вне зависимости будешь ты помогать или не будешь. Любишь работать, как тебе нравится — работай на дому. Здесь не монастырь и не богадельня, а профессиональное рекламное агентство. Будешь работать так, как следует. Как скажу я — твой начальник.
Не переборщил ли? Нет. Я чувствовал, что с Юрием нужно поступать сейчас предельно жестко. Стоит только раз уступить, и он сядет мне на шею. А так все стало на свои места. После жаркого боя на передовой наступило затишье. Окопавшись у компьютеров, молча сидели потрепанные бойцы: кто ранен, кто в штаны наложил. И они знали: так долго продолжаться не может. Надо либо снова атаковать, либо вывешивать белый флаг.
Я понимал, что отделу тяжело перестроиться после столь длительного периода вседо-зволенности, бардака. Но ничего другого, кроме нормально организованной работы, предло-жить «сотрудничкам» не мог. Как и в своем «четвертом отделе», ввел еженедельную отчет-ность, планерки.
Противник организовал разведку боем. Сергей как бы невзначай бросил:
- Вообще-то нам предлагают работу в другом месте.
И Юрий закивал следом:
- Да-да, в другом месте..
Их разведка принесла им недобрые сведения. Я пожал плечами:
- Ваше право выбирать.
Про себя добавил: «И мое». В тот же вечер зашел к Протасову:
- Дела в отделе поправляются. Но для оздоровления коллектива нужна свежая кровь. Прошу разрешить мне взять одного человека.
Протасов кивнул:
- Добро.
Пользуясь благословением начальника, подал в отдел кадров заявку на поиск компью-терщика. Такого специалиста они должны мне найти без проблем. Людей, добросовестно исполняющих техническую работу, не требующих высокой зарплаты, все-таки гораздо больше, чем толковых менеджеров. И наш главный компьютерщик Игнатюк наверняка поможет. Он же мне еще раньше обещал.
Попросил Катю рассказать самым болтливым сотрудникам агентства о том, что я ищу в отдел оформления новых работников. И через два дня в «Лидер Интернешнл» не было никого, кто бы не знал, что «Мамонтов выгоняет из отдела оформления всех к чертовой матери. Будет набирать совсем новых сотрудников.»
Конечно, такая новость всколыхнула отдел. Ко мне подошли, хотя и с разными вопро-сами, но все четверо. Олег виновато спросил:
- Разве мы плохо работаем?
- Пока я не удовлетворен.
Так же промямлил и Кирилл:
- А что с нами будет? Нас что, уволят?
- Кто работает хорошо, с тем ничего не будет.
Юрий спросил с некоторой бравадой:
- И много ли претендентов набирается?
- А как ты думаешь? Процент безработных компьютерщиков за последнее время здо-рово увеличился.
Сергей насупился:
- Правда, что нам ищут замену?
- Нет, ищут пока только одного сотрудника. Но если потребуется, возьмем больше.
Как по мановению волшебной палочки в отделе наступила тишь да благодать. Все заработали, стали интересоваться моим мнением. Я даже решил, что все наладилось, и больше мне особенно делать в отделе нечего. Но, видимо, слишком глубоко въелось в Сергея с Юрием разгильдяйство. По-новому они смогли проработать не больше недели. Затем у них стало прорываться:
- Никакого продыха.
- Мы же не автоматы, работать в таком темпе.
Но Олег с Кириллом без проблем делали столько же. Еще и на перекуры успевали выходить. Дело было явно в другом. Сергея с Юрием уже нельзя перевоспитать. Поздно. Значит, нужно расстаться.
Сначала приглашаю к себе Сергея:
- Тебя уволить или сам уволишься?
Он вскинулся было:
- Как это? Да я здесь столько.
Оборвал его:
- Я спросил тебя только о том, что ты предпочитаешь: самостоятельно уволиться или быть уволенным.
Он, понимая, что все последующие схватки со мной проиграет, как и прежние, буркнул:
- Сам.
На следующий день принес заявление:
«Прошу уволить по собственному желанию.».
Я похвалил его, глядя на Юрия:
- Вот это настоящий мужской поступок.
Но Юрий не торопился совершать «настоящий мужской поступок». Цеплялся за свою работу. Не очень-то его, видимо, ждали «в другом месте». По несколько раз в день он под-ходил спросить мое мнение по тому или иному поводу. Когда замечал, что я смотрю на него, делал вид, что работает просто изо всех сил. А когда меня не было рядом, шипел:
- Мамонтов достал уже всех. Что мы — рабы здесь?
Об этом мне рассказал Мальцев. Юрий по глупости жаловался всем подряд. Думал найти сочувствия. Может, у кого-то и нашел, но не у трудоголика Мальцева.
Я поговорил с Юрием:
- Не люблю, когда за моей спиной говорят гадости. Скажи мне в лицо. Ну.
Он молчал. Я наседал:
- Скажи. А если не можешь сказать, убирайся, пока я тебе не уволил по статье «Несо-ответствие служебному положению, отягощенное аморальным поведением.»
Юрий смотрел в пол, не в силах поднять глаза. Я подвинул ему листок и ручку:
- Пиши. «Прошу уволить меня по собственному желанию.»
По-прежнему не поднимая глаз, он написал:
«Прошу уволить по собственному желанию.».
Поставил дату и расписался.
Я не боялся обвала работы. Во-первых, Олег и Кирилл, видя, чем закончилось дело у «бунтарей», работали просто отлично. При необходимости могли бы какое-то время делать и всю ту работу, что делали раньше вчетвером. Во-вторых, отдел кадров с помощью Игнатюка уже подобрал мне несколько кандидатур.
Атмосфера в отделе стала рабочей. Каждый знал, что он делает, что за это имеет, что можно и чего нельзя. При этом я не слишком глубоко вникал в дела отдела, так как не соби-рался быть постоянным его заведующим. Конечно, изучал техническую и творческую сто-роны дела. Однако не погружался в подробные технические данные компьютеров, пери-ферийных устройств, в программирование. Эта информация была для меня совершенно излишней. Мне нужны были лишь основные принципы, подходы, тенденции плюс необхо-димая информация, позволяющая контролировать подчиненных, общаться с ними на понят-ном нам всем языке. А все компьютерные подробности — это уже была их стихия. Я доверял своим сотрудникам и давал понять, что доверяю. Но при этом проверяю. Ведь я был в хоро-ших отношениях с главным компьютерщиком агентства Игнатюком. Всегда мог проконсуль-тироваться у него по любому вопросу. Мои сотрудники это знали. И не пытались запудрить мозги компьютерными терминами — если что, могу взять книгу с полки или обратиться за помощью к Игнатюку. Лапшу на ушах сушить не стану.
В этом подразделении я не видел своего будущего. Нужно было подготовить для отдела нового руководителя и освободить ему место, заняться более важными для меня делами. Из двух новых сотрудников, которых я взял, более всего тянул Андрюшин. Он был образован, спокоен, достаточно общителен. Я убедил Протасова отправить Андрюшина за счет компании на краткосрочные курсы:
- Это будет замечательный заведующий отделом оформления.
Протасов удивился:
- А ты?
Я ответил:
- Меня же назначили, чтобы наладить там работу. Так я наладил. Думаю, смогу рабо-тать для агентства более эффективно, передав руководство отделом Андрюшину.
- Иди ты, — хмыкнул Протасов, но больше ничего не сказал.
А я через несколько дней подал ему программу дальнейшей работы двух моих отделов:
«... прошу назначить заведующим отделом Андрюшина.
... для обеспечения контроля и дальнейшего его развития отдел оформления временно слить с четвертым отделом по работе с клиентами в единую службу, остающуюся под руководством С.Мамонтова.
. для обеспечения дополнительной загрузки отдела оформления заказами, а также для обеспечения дальнейшего роста прибыли агентства предлагаю увеличить количество менеджеров по работе с клиентами в четвертом отделе.»
Протасов вынес мою служебную записку на дирекцию. Катя рассказала, что по моему документу очень долго спорили:
- Шишкин был категор’ически пр’отив. Боголюбов, как всегда, ждал, что скажет Пр’отасов. А Пр’отасов сказал: «Пусть р’астет. Это нам выгодно. Пр’ибыль у Мамонтова увеличивается.» Бабаев тут же поддакнул.
Конечно, кто мог наплевать на мнение Протасова.
- Ха, — усмехнулся я, представив недовольную рожу Шишкина.
Не стоило, конечно, с ним ссориться, но у меня был могущественный ангел-хранитель Протасов. Даже несмотря на то, что он формально передал меня другому начальнику — сво-ему первому заместителю, ни Шишкин, ни кто другой в агентстве ничего не могли сделать мне, если это не лежало в русле решения Протасова. А с ним, мне казалось, по крайней мере в ближайшем будущем у нас проблем не будет. Почему? Because I believe, как говорил Заратустра.
<< | >>
Источник: Александр Ермак. Команда, которую создал Я. 2008

Еще по теме Неожиданное пополнение:

  1. Уточните условия пополнения вклада
  2. Пополнение первоначальной маржи
  3. Заказы на пополнение запасов
  4. Постоянно заводите несколько маленьких вкладов с возможностью пополнения
  5. Старайтесь заводить вклады с пополнением в разных валютах
  6. Миф о неожиданной сенсации
  7. Новый неожиданный фактор
  8. 7. Неожиданные убытки, возникшие в связи со следующим
  9. Расскажите пять неожиданных вещей о себе
  10. Неожиданные новости или рыночные ситуации порождают шок
  11. VI. ЖДИТЕ НЕОЖИДАННОГО 23. К ЭЛЕКТРОННОМУ БУДУЩЕМУ БУДЬ ГОТОВ
  12. Система с установленной периодичностью пополнения запасов до установленного уровня
  13. Сергей Абдульманов, Дмитрий Кибкало, Дмитрий Борисов. Бизнес как игра. Грабли российского бизнеса и неожиданные решения, 2016