COMRADE АРЕСТОВАН

Ситуация была паршивой, и со временем она становилась только хуже. Через несколько дней после успешного проникновения Comrade в систему, связанную с SIPRNet, его отца остановили на улице полицейские.

Они сказали «М ы хотим побеседовать с вашим сыном» и показали ему ордер на обыск. Comrade вспоминает:

«Там были люди из НАСА и ФБР. Всего их было человек десять-двенадцать, плюс еще несколько полицейских. Я действительно проникал на некоторые сайты НАСА, я установил свой „нюхач“ на сайте ns3.gtra.mil для того, чтобы получить нужные мне пароли. Для этого мне пришлось просматривать всю электронную почту. Пришедшие сказали мне, что я обвиняюсь в нелегальном прослушивании, нелегальном проникновении в компьютеры НАСА, а также других вещах.

Буквально за день до этого, мой приятель сказал мне: «Старина, нас скоро схватят». Видно было, что он уже свыкся с этой мыслью, Я согласился с ним: «Да, они наверняка нас выследили». Поэтому я удалил все файлы с диска в компьютере».

Однако Comrade, как обычно, все делал небрежно, и забыл удалить файлы со старых дисков, которых было немало на его столе. «Они допрашивали меня, я соглашался с их обвинениями. Я сказал: „Я очень сожалею обо всем, что я сделал. Как нам все это уладить? Я обещаю больше так не поступать“. Казалось, что они были довольны: „ В с е хорошо, мы не считаем в а с преступником, никогда больше не делайте этого. Е с л и вы еще раз так поступите, то окажетесь в наручниках“. Они забрали с собой все мои компьютеры, периферийные устройства, запасные жесткие диски и ушли».

Через некоторое время они попросили у Comrade пароли к его жестким дискам. Он не дал пароли, тогда они сказали, что без проблем найдут их самостоятельно. Comrade был спокоен: он использовал схему PGP-шифрования и его пароль был «длиной в сто символов». При этом он говорил, что его не так сложно запомнить — это были три его любимые цитаты, написанные одна за другой.

Comrade не слышал о них больше шести месяцев. Затем однажды он узнал, что правительство собирается выдвинуть против него обвинения. Когда он оказался в суде, то был ошарашен тем, в чем его обвиняют — это был вывод компьютеров Н А С А из строя на три недели и перехват тысяч электронных писем министерства обороны.

(Между тем «вредом», который фигурирует в обвинении и реальным вредом, нанесенным обвиняемым, есть большая разница. Comrade перегружал себе программы из Центра управления полетами Н А С А имени Маршалла в Алабаме, который занимался исключительно контролем температуры и влажности на международной космической станции; правительство же инкриминировало ему вывод из строя на три недели всей компьютерной системы Н А С А . Утверждение об атаке Министерства обороны было более осмысленным: Comrade проник в компьютерную систему Агентства по снижению угроз и установил там специальную программу, которая у хакеров называется «черный ход», это позволяло ему проникать туда в любой момент).

По мнению правительства, случай заслуживал самого серьезного рассмотрения, как предупреждение для других несовершеннолетних хакеров. О нем планировалось рассказать в прессе, как о случае наказания самого юного хакера за серьезные преступления. Генеральный прокурор Джанет Рено даже сделала специальное заявление: «Этот случай станет первым, когда такой юный хакер будет заключен в тюрьму, мы хотим продемонстрировать, что считаем проникновение в компьютерные системы серьезным преступлением и вместе с нашими коллегами будем активно этому противодействовать".

Судья приговорил Comrade к шести месяцам заключения в тюрьме и шести месяцам последующего пребывания под наблюдением инспектора (приговор должен быть вступить в силу после окончания учебного года). Мать Comrade в то время была еще жива; она наняла нового адвоката, написала кучу прошений, напирая на то, что ее сын «стал другим человеком», и, как это не удивительно, она добилась пересмотра приговора до домашнего ареста и четырех лет нахождения под наблюдением.

Однако, в жизни мы не всегда используем шанс исправиться. «Я посидел под домашним арестом, потом перешел под наблюдение инспектора. Я начал бегать по вечеринкам и они отправили меня на реабилитацию». После реабилитации Comrade получил работу в Интернет-компании и даже организовал свой небольшой Интернет-бизнес. Но при этом ему далеко не всегда удавалось встретиться со своим инспектором, поэтому его все-таки отправили в тюрьму. Тогда ему было всего шестнадцать лет, а приговор он получил в возрасте пятнадцати лет.

В федеральных тюрьмах США совсем немного столь юных заключенных; поэтому место в Алабаме, куда его направили, правильнее было бы назвать «колонией»; кроме него там находилось еще десять заключенных и, по словам Comrade, оно выглядело «как школа, правда, с закрытыми дверями и колючей проволокой, но совсем непохожая на тюрьму». Ему даже не приходилось заниматься уроками, поскольку он уже прошел школьный курс.

Вернувшись в Майами, Comrade опять должен был находиться под постоянным контролем инспектора и ему выдали список хакеров, с которыми ему запрещено было общаться. «В этом списке были перечислены „тот парень“, „этот парень“ и neOh». Имя neOh было указано потому, что правительство знало его только под этой кличкой. «Они не представляли, кто он на самом деле. Если я мог проникнуть в две сотни систем, то он мог это сделать с тысячью», — говорит Comrade. «neOh был крутым хакером». До сих пор американская Фемида не смогла ни узнать его имени, ни определить его местонахождение.

<< | >>
Источник: Кевин Митник, Вильям Саймон. Искусство вторжения. 2005

Еще по теме COMRADE АРЕСТОВАН:

  1. Почему Египет арестовал российских студентов и зерно
  2. со сменой собственника
  3. Статья 54а
  4. Следите за тем, чтобы Ваши письма были доставлены
  5. Рынок недвижимости
  6. Статья 5. Право на свободу и личную неприкосновенность
  7. Из жизни выдающихся учёных в области экономической науки
  8. 6.1. Регулирование фьючерсной торговли в США
  9. Предпосылки возникновения и принципы функционирования электронных денег
  10. Абсурдный мир
  11. Тест на самооценку № 26
  12. «Арктик си». Конец истории
  13. Декабристы — террористы
  14. Управление торговым риском: стратегии организаций и личные стратегии
  15. Вспомогательная аксиома № 15. Никогда не пытайтесь спасти плохие инвестиции за счет усреднения