ОТЦОВСКИЕ УРОКИ

Воспоминания Дайан. В моих глазах отец был самым умным человеком. Он знал, как обеспечить достаток. У него был 21 патент на изобретения, и он учил меня думать и принимать решения. Чем больше у человека возможностей выбора (кстати, «опцион» означает «выбор»), тем лучше его решение. Если вы видите только две возможности, хорошего решения не найти. Ваша задача – создать больше возможностей. Мой отец рано понял, как важно иметь собственное дело, а не работать на кого-то. Он зарабатывал на своих идеях. Он открыл мне глаза на ценность знаний – того, что ты знаешь, уже не отнять. Это наглядно показала Европа: имущество можно конфисковать, а мастерство – нет. Отец научил меня играть в шахматы. Он был преуспевающим бизнесменом и любил повторять: «Я плачу по 62 ипотекам». Именно столько человек работало в его фирме. Он сохранял физическую и умственную активность до самого конца и ушел из жизни в 83 года. Знаю, ему было бы отрадно видеть, что его дочь делает ежемесячно 5 % на продаже опционов на обожаемые им акции Bell.

Большинство игроков на рынке опционов подобны игрокам в рулетку на круизных судах – они щеголяют золотыми украшениями и сорят деньгами. Они пускают пыль в глаза, но у них нет денег на покупку 1000 акций Microsoft – только несколько долларов на опционы колл. Крупье крутит рулетку, ни одно из их чисел не выпадает, и все деньги достаются казино. Я все время продаю и зарабатываю. Стоит мне обмолвиться, что я продаю путы, в ответ всегда слышу, что это слишком рискованно. Но если акция стоит 50, а я продаю 45 пут за 5, то разве это более рискованно, чем покупать акцию, конечно, пока рынок не пойдет против меня? А если он и пойдет, то у меня есть три возможности: продать колл, продать в короткую акцию или купить пут и закрыть позицию.

Однажды в субботу ночью в поисках данных СВОЕ для пута с максимальным открытым интересом я познакомилась в чате AOL с мужиком по имени Винни. Он знал об опционах все, но счет у него был маленький. К тому моменту я торговала опционами уже больше года, заработала на них больше $40 000, но понятия не имела об уровнях поддержки и сопротивления. Когда по настоянию Винни я щелкнула мышью и на моем экране появились полосы Боллинджера, я просто охнула. Все это время я действовала вслепую, а теперь прозрела! Потом Винни показал мне, как использовать стохастический осциллятор и MACD, познакомил с вашей книгой. Винни также объяснил, как использовать долгосрочные графики и дневные графики для поиска сделок, а 5-минутные – для определения момента входа и выхода. Я тогда все еще пользовалась бесплатной информационной службой, которая предоставляла данные с 20-минутной задержкой, а Винни получал все в режиме реального времени и действовал так, словно у него был перископ. Благодаря Винни я поднялась до профессионального уровня.

Мы торговали с моего счета и делили прибыль от совместных сделок. У каждого был свой стиль торговли, но поначалу мы работали на удивление хорошо. И вот однажды ночью Винни узнал из сообщения агентства Reuters о смерти пациента во время клинических испытаний препарата компании, акциями которой мы торговали. «Акция рухнет», – изрек Винни. «Но худшее, что могло произойти, уже произошло, – заметила я. – Давай продадим путы, когда рынок откроется гэпом вниз. А при отскоке будем продавать коллы – волатильность, конечно, высока, но акция не может далеко отскочить». Мы заработали по $9000 на каждой из тех позиций и потом еще год торговали очень успешно, но в конце концов расстались из‑за расхождения в стилях. Мне нравилось продавать трехмесячные опционы и получать 100 % прибыли, а Винни был по характеру краткосрочным трейдером. Но мы остались друзьями, и я буду благодарна ему до конца жизни.

Я нашла группу на СВОЕ – они рассуждали о колларах и бабочках, но можно ли на этом зарабатывать? Я проверяла гипотезы и аккуратно вела дневник трейдера. На одной только Dell я, бывало, зарабатывала по $4000 в месяц, хотя и не держала ее. Я купила Yahoo! при первоначальном размещении. Оба брокера твердили, что это мусор, от которого надо быстрее избавляться, но не в моем характере безоговорочно внимать мужским голосам. Я оставила эту позицию, заработала $400 000 и приобрела дом на Виргинских островах, чтобы Джорджу было где играть в гольф круглый год.

В моей электронной таблице за 2000 г. 80 сделок, восемь из которых убыточные. Прибыль за тот год составила $286 000, и я было решила, что знаю, как устроен мир. Моя система сводилась к следующему: продавать путы, когда акция стоит дешево, и коллы, когда она стоит дорого. Единственное, что может быть лучше прибыли, – это двойная прибыль. Продать путы, получить прибыль, а потом опять продать путы. Акции вовсе не нужно быстро расти – можно просто снова и снова совершать ту же сделку. Когда Винни впервые показал мне графики, я сказала, что это мне знакомо: «Они похожи на мой график веса – он скачет то вверх, но все время понемногу поднимается». Если я вижу вершину, то могу продавать коллы, а если дно – то путы.

В 2001 г. движение рынка стало более беспорядочным. Я продавала путы на XTND и однажды потеряла $35 000, пока ехала в аэропорт, через 20 минут после закрытия рынка. Мы летели рейсом авиакомпании Spirit, чтобы сэкономить $100, а я потеряла $35 000! Еще я крупно погорела на INTC из‑за того, что держала ее до момента объявления прибыли. Никогда больше не буду делать этого. На протяжении 14 дней до объявления прибыли волатильность может быть очень высокой.

В 2001 г. я одержала 31 победу и потерпела 8 поражений, выиграла $120 000 и проиграла $64 000, т. е. потеряла половину выигранного. Я стала анализировать причины потерь и экспериментировать со стоп-приказами. Я открыла бумажный счет у электронного брокера, который применял стоп-приказы с религиозным фанатизмом, и стала автоматически покупать все, что он продавал по стоп-приказам. Я заработала на всех этих сделках: он потерял 50 % счета, я выиграла 20 %. Мой опыт говорит, что стоп-приказы – это гарантия убытка. Не знаю, что и сказать на это. Поиском ответа я сейчас и занимаюсь.

В 2003 г. я одержала 29 побед и потерпела три поражения, выиграла $78 000 и проиграла $15 000. Это говорило о моем росте как трейдера, но убытки все же были великоватыми. В 2004 г. мне стукнуло 60, и я изменила стратегию контроля над капиталом. В 40 для пенсионных накоплений у вас еще есть 20 лет, в 60 вы уже пожинаете плоды. Я достигла своей цели в 1998 г. – позволила мужу досрочно оставить работу. Основную часть денег я вложила в надежные бумаги под 7,5 % и стала торговать с небольшим счетом в $100 000. В том же году я устроила демонстрацию для своей женской группы, а вот вторая половина 2004 г. оказалась самой вялой за всю мою практику в трейдинге. Потом я получила предложение дать это интервью и стала активнее. К концу 2004 г. у меня было 35 побед и девять поражений, я выиграла $35 000 и потеряла $19 000. Доходность 16 % маловата для профессионала, но я на этом не зацикливаюсь.

Сегодня опционные премии совсем не такие, какими они были в период бычьего рынка. Именно поэтому я все чаще и чаще торгую акциями. Максимум, что можно получить от продажи колла или пута, это его цена, если он упадет до нуля. Если же пут продается за 50 центов, а акция может измениться на $2, то лучше войти в сделку с акцией. Именно поэтому здесь я показываю сделки с акциями.

<< | >>
Источник: Александр Элдер. Входы и выходы: 15 мастер-классов от профессионалов трейдинга. 2016

Еще по теме ОТЦОВСКИЕ УРОКИ:

  1. Уроки на будущее
  2. Уроки гиперроста
  3. Игнорируя уроки LTCM
  4. АГА 3: ИЗВЛЕКАЙТЕ УРОКИ
  5. Уроки для нефинансовых корпораций
  6. Уроки для финансовых учреждений
  7. Уроки для пользователей деривативов
  8. Провалы и уроки
  9. Уроки ИЗ ЖИЗНИ
  10. Уроки Азии
  11. Общие итоги и уроки функционирования ОЭЗ
  12. Уроки распада СССР
  13. Заключение 1. Уроки на будущее
  14. Биржевые уроки Анонимных Алкоголиков
  15. 1.1.8.1. Уроки Napster. Дело Grokster
  16. 1.6. Биржевые уроки Анонимных Алкоголиков