Джордж Сорос

: Не обязательно, потому что это было бы непреднамеренное последствие моих действий. И не моя забота как участника рынка просчитывать эти последствия. Таков рынок. Это заложено в его природе. А я – лишь участник рынка.Судя по вышесказанному, у Сороса большие проблемы с трактовкой нулевой суммы. Ниже приведена заметка одного из пользователей Интернета, размещенная в Сети, где неверно интерпретировано интервью с Соросом. Автор заметки утверждает:«Коппел, кажется, разгромил Сороса в пух и прах. Он изобразил Сороса как человека, губящего жизни и экономики целых государств без малейших колебаний, а также невероятно упрощающего то, что не должно упрощаться» [137] .Это чепуха. Тот факт, что Сорос является рыночным игроком, не делает его душегубом. Вам может не нравиться изменчивость политических взглядов Сороса, но нельзя ставить под вопрос его моральные качества лишь из-за его участия в рыночных сделках. Есть ли у вас выгодный план по получению прибыли на рынках? Разумеется, есть, как и у Сороса.Другие соглашаются с Лоренсом Парксом, профсоюзным активистом, верно полагающим, что Сорос участвует в игре с нулевой суммой. Затем, однако, Паркс поддается предрассудку относительно несправедливости и жестокости концепции нулевой суммы для «трудящихся»:«Поскольку торговля валютой и деривативами – это игра с нулевой суммой, любой доллар, “выигранный” кем-либо, означает “проигранный” доллар для кого-то другого. Но кто эти неудачники, что вновь и вновь несут эти огромные потери год за годом? Кто столь состоятелен или столь невежествен, что потеря $50 млрд ежегодно не имеет для них особого значения? Неужели они до сих пор не поняли, в какой убыточный проект ввязались? И зачем они вдобавок ко всему еще продолжают участвовать в этой игре? Ответ заключается в том, что эти неудачники – это все мы. И хотя мы не баснословные богачи и не непроходимые глупцы, у нас нет другого выбора, кроме как продолжать нести убытки. Каждый раз, когда мы по деловой или личной необходимости совершаем обмен валют, мы несем трансакционные издержки. Каждый раз при переводе денежных средств со счета на счет из одной страны в другую стоимость этой операции образует наш убыток. И каждый раз, когда правительство какой-либо страны не в состоянии “поддержать” свою ничем не обеспеченную валюту, рабочим, служащим и предпринимателям этой страны – таким же людям, как и мы – приходится нелегко. Ведь когда валюта их страны девальвируется, сбережения и будущие доходы трудящихся, такие как, например, их пенсии, выраженные в этой валюте, теряют свою покупательную способность. Процентные ставки растут. Деловые отношения, построенные на основе более низких процентных ставок, рушатся, и предприниматели перестают заниматься бизнесом. Несмотря на отсутствие их вины в происходящем, трудящиеся теряют не только свои сбережения, но и работу. В прессе были опубликованы сообщения о том, что, проработав всю жизнь и скопив сбережения, жители Индонезии едят кору деревьев и суп из травы. Хотя это и не секрет, все же вызывает изумление энтузиазм, с которым удачливые дельцы воспринимают свое преимущество перед теми из нас, кому не так повезло. Так, например, известный финансист Джордж Сорос в своей недавней работе “The Crisis of Global Capitalism” говорит начистоту: “Интересы Банка Англии были противоположны моим деловым интересам, и я вынул деньги из кошельков британских налогоплательщиков”. Я уверен, плоды такого перемещения капитала не заставят себя долго ждать» [138] .Паркс утверждает, что у него не было другого выбора, кроме проигрыша. Проигрывает он сам; проигрывает его профсоюз; кажется, все проигрывают в игре с нулевой суммой. Конечно, победители есть, и он об этом знает. В самом деле, игра с нулевой суммой представляет собой перемещение капитала. Победители получают выгоду за счет проигравших. Паркс совершенно верно описывает природу игры с нулевой суммой, но затем переводит ее в плоскость морали. Жизнь несправедлива. Если вас не устраивает роль проигравшего в игре с нулевой суммой, возможно, пришло время поразмыслить над тем, как играют в эту игру победители (торгующие по тренду).Хотя может показаться, что мы защищаем Сороса, это не так. Рынок представляет собой игру с нулевой суммой. Попытки объяснения причин, по которым Сорос это отрицает, были бы лишь умозрительными построениями с нашей стороны. К тому же Сорос не всегда выходит победителем из игры с нулевой суммой. Он проиграл в этой игре во время крупной неудачи Long Term Capital Management в 1998 г. Тогда он потерял $2 млрд. У него также были серьезные проблемы в период обвала акций высокотехнологичных компаний в 2000 г.: «В результате неудачных вложений в акции технологических компаний и единую европейскую валюту потери пяти фондов под управлением Soros Fund Management в этом году составили 20 %, а в абсолютном выражении их активы снизились примерно на треть, до $14, 4 млрд, по сравнению с пиковым значением $22 млрд, наблюдавшимся в августе 1998 г…» [139] .Эти перипетии, видимо, оказали серьезное влияние на Сороса.
«Возможно, я не понимаю рынки, – говорит он. – Возможно, музыка прекратилась, а люди все еще танцуют. Я твердо намерен уменьшить свою подверженность рыночным колебаниям и перейти к более консервативному стилю трейдинга. Мы согласимся с сокращением прибыли ради снижения уровня риска» [140] .Мы не видим никаких свидетельств изменения рынка. Равным образом не изменилась и игра с нулевой суммой. Однако, возможно, изменилось что-то в самом Джордже Соросе.Доткомы и нулевая сумма Постановление судьи Милтона Поллака об отклонении коллективных исков против Merril Linch представляет собой яркую иллюстрацию понятия нулевой суммы. Он без обиняков предупреждает нытиков об игре с нулевой суммой, в которую они играют:«Стремясь возложить вину за неслыханный фондовый пузырь доткомовских компаний на единственного участника рынка Merril Linch, истцы тем самым пытаются побудить суд вынести заключение о том, что федеральные законы о ценных бумагах предназначены для гарантирования, субсидирования и поощрения их необдуманных биржевых сделок, подобных игре в рулетку, манящей тысячи безумцев и суля им золотые горы, но дающей это богатство лишь горстке счастливцев. Этим немногим счастливцам, которых нет в зале суда, сейчас принадлежат деньги, потерянные неудачливыми истцами, что совершенно справедливо, и эти деньги они никогда не вернут ответчикам обратно. Будь истцы сами на месте победителей, они не обязаны были бы ни единым пенни своей прибыли тем, кого они оставили с носом (т. е. ответчикам)» [141] .Резкую отповедь истцам со стороны 96-летнего судьи, в которой он советует им нести ответственность за свои действия, возможно, горько было читать всем инвесторам, понесшим потери. Поллак жестко критикует проигравших, за попытку перехитрить закон нулевой суммы, используя юридические рычаги, по сути дела пытаясь донести до них мысль о том, что в этом деле «бесплатных обедов» не будет.Суровая рыночная реальность такова, что, являетесь ли вы трейдером или инвестором, в конечном итоге вы можете винить только себя за те решения, которые вы принимаете в отношении ваших денег. Вы можете принимать удачные или неудачные решения. Это ваш выбор.Дэвид Драз, ученик Эда Сейкоты и опытный торговец по тренду, продолжает мысль судьи Поллака и подробно разъясняет практический эффект нулевой суммы, заложенной в природе рынка: «Каждый, кто становится участником рынка, уверен в успехе, но, очевидно, на рынке есть и неудачники. Чтобы вы выиграли, кто-то должен вам проиграть, поэтому мы всегда подчеркиваем, что вы должны знать, за счет кого вы собираетесь получить выгоду, потому что когда вы что-то покупаете, тот, кто вам это продает, тоже считает, что он действует правильно».Рынок жесток. Забудьте о том, чтобы кому-то понравиться. Если вам нужен друг, заведите себе собаку. Рынок вас не знает и знать не хочет. Если вы хотите выиграть, кто-то должен проиграть. Вас не устраивает правило «выживает сильнейший»? Тогда не вступайте в игру с нулевой суммой.Основные положения • Торгующие по тренду трейдеры всегда готовы к потерям после длительного прибыльного периода.• Стратегия максимизации прибыли означает, что вы стремитесь заработать как можно больше денег.• Рыночная волатильность (колебания цен) – не проблема. Проблема возникает, если вас это пугает.• Трейдинг – это игра с нулевой суммой, имеющая важный бухгалтерский смысл. В игре с нулевой суммой совокупная прибыль выигравших строго равна совокупным убыткам проигравших.• Трейдеры, следующие за трендом, выходят на рынок, чтобы торговать в соответствии с трендом. Однако не все рыночные игроки стремятся делать то же самое. Fannie Mae [142] может менять структуру своего портфеля облигаций. Крупный инвестиционный банк может использовать стратегию, не допускающую волатильности. Игроки, для которых главное – конечный финансовый результат, ставят перед собой другие цели в торговле. Джордж Крэппл, торгующий по тренду более 25 лет, высказывает свою точку зрения: «Хотя трейдинг и является игрой с нулевой суммой, многие не беспокоятся по этому поводу. Это не потому, что они глупы или пребывают в спекулятивной “лихорадке”, просто они используют эти рынки совершенно для других целей».


<< | >>
Источник: Майкл Ковел. Биржевая торговля по трендам. Как заработать, наблюдая тенденции рынка. 2011

Еще по теме Джордж Сорос:

  1. Джордж Сорос
  2. Сорос Джордж. Алхимия финансов, 2001
  3. Сорос Джордж. Кризис мирового капитализма. Открытое общество в опасности, 1999
  4. Джорд Сорос
  5. Генерал Джордж С. ПэттонРавновесие между интуицией и анализом
  6. Джордж Вилл - это не Солон: неинтуитивная истина
  7. Дж. Сорос. Первая волна мирового финансового кризиса: промежуточные итоги. Новая парадигма финансовых рынков, 2010
  8. Об авторе
  9. Предисловие
  10. Парадигма «Палиндрома»
  11. Компании, осуществляющие зарубежные вложения активов (Investment Funds, Money Market Funds, International Corporations)
  12. Агент, продвигающий сэра Карла
  13. Инвестиции на рынке РОЛЕХ
  14. Экономические принципы прогнозирования рынка
  15. Куртис Фейс. Трейдинг, основанный на интуиции. Как зарабатывать на бирже, используя весь потенциал мозга, 2011
  16. Прошлое