Деньги как навоз: хороши только для посева. ФРЭНСИСБЭКОН

12 декабря 2010 года на форуме биткойнеров появился пост следующего содержания: «Предстоит еще немало потрудиться над решением проблемы отказа в обслуживании (результат DDoS-атак), но я упорно работаю над этим, поскольку именно этот вопрос наиболее важен в настоящий момент.

Только потом можно будет заняться реализацией более сложных идей. Версия 0.3.19 станет базовой для дальнейших разработок»[60]. Это было последнее сообщение Сатоши Накамото.

И это все. Не было никакого прощального послания или напутственной речи. Он просто перестал писать на форуме. Некоторое время основатель биткоина еще общался с отдельными программистами, помогавшими ему поддерживать и совершенствовать биткоиновую денежную систему, но после апреля 2011 года и они больше не получали от него сообщений. Насколько нам известно, последнее сообщение Накамото адресовал программисту из Амхерста (штат Массачусетс) Гэвину Андресену[61], который присоединился к сообществу криптографов годом ранее и которого Накамото хотел видеть в роли лидера. Это сообщение весьма походило на его последний пост на форуме, как и вообще на все, что он когда-либо писал, – содержательное, суховатое и лишенное каких бы то ни было эмоций.

Письменное наследие основателя биткоина выдержано в утилитарном ключе, но это далеко не все, что он оставил своим почитателям. Главное его наследие – сообщество пылких и искренних последователей. Увлеченные своим делом люди сгруппировались вокруг сформулированных Накамото идей и разработанного им кода. Возможно, это наибольшее его достижение, ведь речь идет о деньгах, которые не могут существовать вне определенного сообщества.

В ситуации с независимой децентрализованной валютой и отсутствием центрального органа, способного навести порядок в денежной системе, человеческий капитал в виде представителей такого сообщества вдвойне важен.

Характерные черты биткоинового сообщества не сводятся лишь к увлечению его членов пересылкой друг другу биткоинов, коллективному занятию майнингом и ведению блокчейна. Они воплощены в неповторимой «биткоиновой культуре», образе мышления, манере ведения дискуссии и специфических взаимоотношениях внутри сообщества и с чужаками. Культура сформировалась под влиянием феномена, подобного тем, которые положили начало более давним культурам. Такие символы культуры, как флаги, гимны и зажигательные речи отцов-основателей, помогают людям понять абстрактный смысл национальной идентичности; ту же роль выполняют иконы и мемы, стимулирующие членов сообщества идентифицировать себя как биткойнеров и приверженцев определенной, хоть и нечетко идентифицированной системы убеждений. Биткоин также имеет свои символы: перечеркнутая буква B – наиболее распространенный знак, хотя члены сообщества долгое время спорили о том, должен ли этот знак выглядеть, как символ валюты (наподобие $) или как маркетинговый логотип[62]. Как и другие культуры, биткоиновая культура имеет свою музыку, искусство и даже поэзию. В ней сформировались выдающиеся личности, общепризнанные «лидеры сообщества». Скажем, этих лидеров зачастую называют «евангелистами». Аналогичные, практически религиозные ассоциации присутствуют в терминологии и взглядах, связанных с биткоином: например, исходный блок – первый добытый Накамото блок биткоинов из 50 монет; прозвище Иисус Биткоина, прилепившееся к наиболее известному представителю сообщества Роджеру Веру; само по себе понятие уверовавшего, а также слухи о том, что на кого-то снизошло божественное откровение, как решить задачу, связанную с биткоином. Однако самые важные из этих псевдорелигиозных идей связаны с тем краеугольным камнем биткоиновой культуры, который заложил сам Сатоши Накамото, сначала появившись из ниоткуда в замкнутом сообществе криптографов в 2008 году, а три года спустя так же таинственно исчезнув. Кем бы он (она, они) ни был, именно Накамото подарил биткоину его миф о сотворении мира.

Квинтэссенция мифа о сотворении мира связана с актом творения – и посмотрите, куда эта мифология завела иудеев и христиан. Гораздо менее религиозные от природы маркетологи пришли к пониманию огромной духовной силы, которой обладает миф о сотворении мира и его различные интерпретации. Мысль о том, что чей-то бизнес родился из блестящей идеи человека, пошедшего против мнения большинства, помогает персонализировать продукт и порождает мощнейший маркетинговый стимул. Подобные аллюзии встречаются в бизнесе на каждом шагу: модель Т от Ford Motor, секретный рецепт Coca-Cola, гараж Билла Хьюлетта и Боба Паккарда, первый компьютер от Apple и Стива Джобса.

«В бизнесе умение сочинить историю повышает роль индивидуума как общественного агента перемен и помогает донести свою идею до ключевого сегмента потребителей, – писал ведущий маркетолог брокерской компании ConvergEx Николас Колас в научной статье, пытаясь объяснить значение тайны, окутавшей имя создателя биткоина. – Именно такие истории становятся прочным основанием для того, что маркетологи называют брендом, а также водами источника, в котором обитатели Уолл-стрит черпают ценность, создаваемую для акционеров»[63].

Бренд биткоина, вне всякого сомнения, связан с именем его создателя и окутывающей его (ее, их) тайной. Благоговейное упоминание имени Сатоши встречается повсюду в биткоиновой культуре. Самая малая часть биткоина называется сатоши; многочисленные встречи проводятся в местах, получивших название площади Сатоши; бизнесы, основанные на биткоине, используют имя его создателя, включая широко известный сайт для игроков в азартные игры SatoshiDice.

Если предположить, что Сатоши Накамото – это один человек, то вы, возможно, считаете, что как публичная фигура он (или она) уже утратил облик реальной личности и превратился в чисто мифический персонаж. Невозможно представить Сатоши Накамото, беседующего с вами или выступающего на YouTube. Никто не видел его за одним столом с Чарли Роузом дающим интервью новостным каналам. Он не писал книг и не продавал прав на их экранизацию телекомпаниям. Все, что у нас есть, – это призрак гения-отшельника и намек на божественную сущность прародителя биткоина.

Кто же такой Сатоши Накамото? Продвинутые технари, сыщики-любители и журналисты никак не могут отказаться от поисков ответа на этот волнующий вопрос. В погоне за информацией они попутно приложили руку к формированию мифа о сотворении биткоина и наполнению культурной парадигмы сложившегося вокруг него сообщества представлением о великой цели, чувством величия и восторга.

Несмотря на все, что было написано о Накамото и что он (она, они) сам где-либо писал, несмотря на все попытки его выследить, мы все равно знаем о нем на удивление мало. Он общался с единомышленниками через зашифрованные каналы связи, которые так и не удалось отследить. Обнародованные им публикации тщательно отредактированы, ни при каких обстоятельствах он не разглашал никакой личной информации и очень редко высказывал нечто похожее на личное мнение. Иногда в его постах угадывается британская манера изложения, что заставило некоторых предположить, что он родом из Великобритании. Однако стиль его письма часто меняется, и это наводит на мысль, что сообщения пишет не один человек, а значит, Накамото – это собирательное имя, под которым скрывается целая группа людей. Попытки вычислить его по манере письма напоминают ловлю руками скользкого угря. Он точно находится где-то под водой, но схватить его никак не удается.

Когда мы, журналисты, в очередной раз пытаемся установить личность Накамото, биткойнеры советуют нам оставить эту затею и уважать стремление человека к приватности. В идеологическом плане эта позиция одновременно и согласуется и не согласуется с базовыми принципами движения шифропанков. С их точки зрения, приватность имеет наивысшую ценность, но человек должен быть готов к тому, что его личность попытаются раскрыть. Именно поэтому в первую очередь были разработаны методы шифрования каналов передачи информации.

Возможно, для биткоина в конечном счете было бы даже лучше, если бы инкогнито Накамото было раскрыто. Вначале отсутствие общеизвестного и доступного основателя проекта объяснялось необходимостью его защиты от агентов правительственных силовых структур, стремившихся закрыть зарождающийся проект, пока тот не получил широкого признания. Но сейчас он вступил в новую фазу своего развития. Биткоин существует уже более шести лет, и вокруг него сложилась глобальная экономика. Сторонники считают, что настало время перевести проект на новый глобальный уровень и сделать его всеохватывающим генеральным трендом. Для реализации этих задач отсутствие ясности в вопросе с личностью основателя является, скорее, недостатком. Оно порождает сомнения в умах правительственных чиновников и законодателей, осложняя разработку стимулирующего законодательства, которое облегчало бы дальнейшее развитие биткоина, организацию его оборота и обмена на другие валюты. То же касается широкой публики. Раскрытие инкогнито основателя позволило бы окончательно опровергнуть всевозможные теории заговора: якобы биткоин создан ЦРУ, или Управлением государственной безопасности США, или МВФ, а то и просто представляет собой тщательно продуманный и организованный мошеннический трюк. Анонимность Накамото в первые дни существования биткоина помогала отвлечь внимание от его личности и от самого проекта, но сейчас она стала тормозом на пути его развития. Изначально проблема заключалась в том, что первые последователи могли сомневаться в реальности намерений основателя создать собственную валюту. Сейчас же на первый план вышла другая проблема: обычные американцы, которых приверженцы биткоина видели в роли будущих пользователей, сочли таинственность личности создателя причиной для недоверияк его творению. «Таинственность не слишком хороша, когда речь идет о деньгах», – говорит учредитель финансовой компании, занимающейся операциями с биткоином, Джереми Аллайр[64].

Более того, Накамото и сам столкнулся с проблемой. Считалось, что он владеет примерно одним миллионом биткоинов, что по текущему курсу составляет около 500 миллионов долларов. Такой результат получил на основе проведенной оценки криптограф Серхио Лернер, проанализировав операции, проводившиеся от исходного блока по адресам кошельков, идентифицированных как принадлежащие Накамото, в течение двух или около того лет, пока он работал в биткоиновой сети[65]. Идентифицированные Лернером адреса весь мир считал своего рода наживкой (даже если невозможно идентифицировать владельца, адреса кошельков, содержащих биткоиновые монеты, видны всем участникам сети, пользующимся инструментами мониторинга блокчейна, – точно так же, как и все прочие адреса). Возможно, для Накамото наступил момент реализовать то, что СЕО частной биткоиновой биржи SecondMarket Барри Силберт называл одним из его заветных «желаний для биткоина»[66]. И может быть, Накамото выйдет из тени и сделает огромное пожертвование из своих запасов биткоинов по такому исключительно важному случаю.

Независимо от того, как прозрачность в этом вопросе повлияет на судьбу биткоина, люди все равно будут продолжать охотиться на Сатоши Накамото. Биткойнеры могут протестовать, но и они не в силах подавить в себе любопытство. Будучи журналистами, мы, наверное, знаем об этом инстинкте больше, чем кто-либо другой: в той или иной мере любопытство свойственно всем людям. Мы видим это по собственным детям, которых у нас трое на двоих: им очень любопытно, чем занимаются их отцы. Одну из них, четырнадцатилетнюю девочку, заинтриговали истории о биткоине, которые постоянно рассказывает ее отец. «Папа, ты уже выяснил, кто такой Сатоши Накамото?» – то и дело спрашивает она. Похоже, ей наши изыскания кажутся чем-то вроде популярной детской видеоигры Where in the World Is Carmen Sandiego? («В погоне за Кармен Сандиего: кругосветное путешествие»).

С тех пор как в 2010 году Накамото погрузился в молчание, на его роль предлагали десятки кандидатов, начиная с достаточно видных персон из сообщества криптографов и шифропанков, ранее баловавшихся разработкой криптовалют, например: Вэя Дая, Хэла Финни, Дэвида Чома и самого главного фаворита – Ника Сабо, чьи пророческие статьи близки по стилю и лексикону к статьям основателя биткоина[67]. Но все, кого примеряли на эту роль, на своих форумах категорически отрицали, что они и есть Накамото.

Другие исследователи применили интересный, хотя и столь же безрезультатный метод. В своей статье для журнала New Yorker Джошуа Дэвис обратил внимание на характерные для Великобритании обороты речи в публикациях Накамото и отправился на Британские острова, чтобы найти их автора[68]. Он хотел присмотреться к Майклу Клиру – студенту из Дублина, изучавшему компьютерные науки и работавшему в банке Allied Irish Banks над внедрением децентрализованных пиринговых технологий. Он ответил на запрос Дэвиса интригующим сообщением: «Я не Сатоши, но если бы и был им, не сказал бы вам об этом». Нельзя было сделать какие-то выводы на этом основании, но сообщение Дэвиса, которое, как он позже признался, было просто безобидной шуткой, показывало, что его уже замучили электронными запросами на эту тему. Он категорически отрицал свою причастность к созданию биткоина и просто умолял оставить его в покое.

Преподававший в Нью-Йоркском университете журналистику профессор Адам Пененберг считал, что Дэвис стал жертвой дезинформации, организованной самим Накамото, и что англицизмы Накамото и ссылка на передовицу лондонской Times нарочно были подкинуты, чтобы сбить «охотников» со следа[69]. Поэтому он решил поискать в другом месте. В статье для делового журнала Fast Company он указал имена трех исследователей, совместно оформивших несколько патентов на изобретения в области криптовалют примерно в то время, когда был выпущен биткоин. Это были Нил Кинг, Чарльз Брай – оба жители Германии – и Владимир Оксман, проживавший в США. Все они категорически отрицали, что имеют отношение к Накамото, причем Кинг в своем письме критиковал биткоин за то, что тот не имел внутренней стоимости. Отнюдь не обескураженный этой неудачей, Пененберг предположил, что рассуждения Кинга могли быть отвлекающим маневром; но это звучало не слишком убедительно, да он и сам на этом не настаивал.

Следующей кандидатурой на роль Накамото оказался Тед Нелсон – теоретик по информационным системам, прославившийся тем, что в 1960-х годах придумал термин «гипертекст»[70]. В сумбурном монологе, записанном на видеопленку, он сопоставил фальшивый британский акцент с мимикой Шерлока Холмса. Нелсон заявил, что создателем биткоина был японский математик Шиничи Мочизуки, предложив тому опровергнуть это утверждение, если оно ложно. Нелсон заявил, что Мочизуки не только обладал интеллектом, позволяющим разработать подобную схему, но и имел подозрительную привычку без лишнего шума размещать свои математические открытия в открытом доступе для всех заинтересованных лиц. Математик не отреагировал на вызов Нелсона публично, однако наблюдатели обнаружили слабые места в аргументации последнего, подчеркнув, что Мочизуки не криптограф и, судя по всему, не имеет достаточного опыта в написании кодов.

Затем 6 марта 2014 года американский журнал Newsweek возобновил выпуск своей бумажной версии, выбрав в качестве темы номера большую сенсацию. Статья называлась «Лицо биткоина», а на обложке размещалась иллюстрация к ней, на которой был изображен человек в черной накидке, срывающий маску, стилизованную под символ биткоина – перечеркнутую букву B. Репортер Ли Мак-Грат Гудмен объявила, что нашла Сатоши Накамото, скрывавшегося там, где меньше всего этого можно было ожидать. По ее утверждению, им оказался американец японского происхождения, который жил в пригороде Лос-Анджелеса сначала под своим настоящим именем, а затем поменял его на Дориана Накамото. Сказать, что эта история завоевала популярность, – значит ничего не сказать.

Несколько часов Newsweek сохраняла эксклюзивные права на нее, а затем она появилась везде: в новостных лентах, на кабельном телевидении, в Twitter, на форуме биткойнеров, на социальном новостном сайте Reddit, в газетах и так далее. Все пришли в восторг от этой легенды, а еще больше от того, что Newsweek наконец-то отыскала настоящего Накамото. Вот это новость! Вот это удача! Гудмен наматывала круги по пресс-центру, рассказывая всем и каждому, как их изданию удалось ее раскопать. Живейшая реакция на эту историю наглядно демонстрировала, какой притягательной силой обладал миф о Накамото в глазах общественности. А потом он рассыпался.

Дориан Накамото наконец-то появился – через несколько часов после объявления новости, – чтобы опровергнуть фантазии журналистов, заполонивших лужайку перед его домом. Он отрицал какую бы то ни было причастность к созданию биткоина, причем делал это в специфической манере, которая явно не соответствовала известным чертам характера создателя биткоина. Он вышел к дверям своего дома и предложил эксклюзивное интервью первому же журналисту, который согласится угостить его обедом. Репортер Associated Press раньше других вызвался выполнить это требование, и они вдвоем отправились на машине в суши-бар. Остальные репортеры последовали за ними, причем по дороге один из них – Джо Бель Бруно из Los Angeles Times – вел репортаж об этой «погоне» в Twitter. Все это напоминало скандально известную погоню за О. Джей Симпсоном.

Наиболее интригующим стало сообщение, опубликованное в тот же день на малоизвестной электронной доске объявлений, принадлежавшей неприбыльной организации P2P Foundation, которая занималась разработкой приложений для пиринговых сетей с использованием криптографических и программных инструментов. Пост был размещен в теме, открытой 9 февраля 2009 года, а затем несколько лет находившейся в неактивном состоянии. Ее открыл Сатоши Накамото для обсуждения проблем, связанных с биткоиновой денежной системой. Сообщение оказалось очень простым и коротким, но это была первая весточка от Накамото за последние несколько лет. Оно гласило: «Я не Дориан Накамото».

В лучшем случае репортаж Newsweek вышел неубедительным, а в худшем – неосмотрительным. Однако ажиотаж, созданный им в СМИ, показал, насколько глубоко идеи биткоина проникли в общественное сознание и какой интерес пробудила тайна Сатоши Накамото: этот интерес гораздо больше говорит о захваченных им людях, чем о том, что стало его источником.

Что мы думаем по этому поводу? Дориан Накамото наверняка не имеет отношения к созданию биткоина. Нам кажется, что, вероятнее всего, всю эту историю выдумал один репортер – по крайней мере сначала. Если вспомнить о том, что Дай, Сабо, Финни и Чом сначала презентовали собственную версию цифровых денег, то разумно предположить, что и биткоин изначально разрабатывался одним человеком. Действительно, большинство элементов системы цифровых денег уже были созданы. По сути, Накамото просто собрал имевшиеся паззлы, добавил несколько недостающих деталей и сложил из них готовую картину. Мы также считаем вполне возможным, что этот человек вышел из рядов движения шифропанков; не исключено и то, что, осознав масштабы проекта, он (или она) вскоре предложил кое-кому из шифропанков включиться в работу над ним. Несоответствия в литературном стиле – например, попадающиеся время от времени англицизмы – придают веса предположению, что за этим именем скрывается небольшая группа специалистов. Наиболее вероятно, что создатель (создатели) биткоина физически находится в районе Сан-Франциско – Кремниевой долины. Но это все, что мы можем сказать по этому поводу. Скорее всего, это один человек, но возможно, и небольшая группа.

Вариант с небольшой группой кажется нам более убедительным отчасти потому, что каждый член такой группы получает полное право заявлять «Я не создатель биткоина!» в ответ на происки пронырливых журналистов, рыщущих в поисках сенсации. В пользу такого вывода говорит и то обстоятельство, что даже если саму идею рассредоточенной сетевой денежной единицы сформулировал один человек, ее реализация в любом случае потребовала бы усилий большой группы специалистов – мы уже говорили о том, что необходимым условием существования такой денежной единицы считается завоевание ею доверия общества. С этим утверждением вполне согласуется точка зрения, иногда высказываемая биткойнерами относительно тайны, окружающей личность ее создателя. Это своего рода их боевой клич, и создается впечатление, что в симбиозе биткоина и биткоинового сообщества он действительно объясняет реальность, стоящую за легендой: «Мы все Сатоши!»

До некоторой степени на первом этапе развития биткоинового сообщества происходило естественное распространение децентрализованной и открытой природы исходного кода биткоина. Проекты с открытым исходным кодом уже проявили свою способность привлекать блестящих молодых специалистов в сообщества, объединенные идеей их совершенствования и проповедования. То же можно сказать о сообществе, десятилетиями занимавшемся разработкой операционной системы Linux с открытым исходным кодом. Точно так же открытый исходный код программного обеспечения биткоина имеет очень большое значение для пополнения рядов его сообщества.

Вам не надо покупать программное обеспечение биткоина, как в случае с другими продуктами, а это означает, что вы не являетесь просто его покупателем. Более того, у этого программного обеспечения нет официального владельца – в отличие, например, от электронного кошелька PayPal, чье программное обеспечение принадлежит eBay. Поэтому любой, кто пользуется этим кошельком, вступает в четко определенные взаимоотношения с биткоиновой программой. Хотя eBay продает услугу, но продолжает владеть продуктом, на базе которого она предоставляется. Конечный пользователь никогда не будет владельцем своего кошелька. Биткоин устраняет это различие.

Любой может зайти в интернет, бесплатно загрузить программное обеспечение и начать майнинг биткоинов. Наши поздравления: отныне вы стали «узловым компьютером» в сети, одним из тысяч пользователей, ответственных за ее функционирование путем подтверждения достоверности транзакций и генерирования монет. Сообщество людей, выполнивших эти действия, обеспечивает функционирование биткоина. Любой, кто готов инвестировать свое время и вычислительный ресурс, считается частью биткоиновой системы. Благодаря этому вы заинтересованы в ее будущем развитии и процветании. Благодаря этому продолжается формирование сообщества преданных пользователей.

Это сообщество сначала росло довольно медленно, поскольку информация о новой системе распространялась лишь в криптографических кругах и на различных интернет-форумах. В течение 2009 года лишь несколько десятков пользователей загрузили программное обеспечение биткоина. Форумы, организованные Накамото на сайте bitcoin.org, привлекали пару десятков новых пользователей каждый месяц. Некоторые из них оказались серьезными программистами и кодировщиками, то есть людьми того сорта, который постоянно находится в поиске новых оригинальных идей. Одним из них был Гэвин Андресен, который в мае 2010 года наткнулся на статью об интересных проектах программного обеспечения с открытым программным кодом, в которой в том числе упоминался и биткоин. «Это разожгло мое любопытство», – признается Андресен, но присущий ему скептический взгляд на вещи заставил провести тщательный анализ ситуации[71]. «Сначала я подумал, что это вряд ли сработает, но все равно прочел доклад Сатоши, а потом и вообще все, что смог отыскать о биткоине. Затем я проанализировал исходный код… и убедил себя, что вряд ли он заразит мой компьютер каким-нибудь вредным вирусом, если я его скачаю и запущу. Ну а потом я понял, что он, скорее всего, сработает». И 28 мая он зарегистрировался как пользователь на форуме биткойнеров.

Чтобы с чего-то начать, Андресен запустил собственный проект под названием Bitcoin Faucet, который в действительности был не чем иным, как чистой благотворительностью[72]. Он купил за 50 долларов 10 тысяч биткоинов на одной из первых биткоиновых бирж Bitcoin Market и все их раздал, для того чтобы расширить круг пользователей и способы применения новой денежной единицы. Андресен считал, что биткоин будет развиваться только в том случае, если люди станут пользоваться им в расчетах и распространять его, а для этого нужно стимулировать разработчиков создавать для него удобные приложения. Bitcoin Faucet он рассматривал как «…инструмент формирования инфраструктуры» биткоиновой экосистемы. Поскольку Андресен внедрялся в сообщество биткойнеров, ведя диалоги в специализированных чатах, его спокойная и вдумчивая манера общения вскоре привлекла к себе внимание Накамото. Основатель биткоина тогда еще активно участвовал в жизни сообщества, работал со специалистами и отвечал на вопросы. Андресен стал одним из ключевых помощников Накамото по вопросам развития и продвижения биткоиновой денежной системы. Сейчас, после исчезновения Накамото из общественной жизни, он сам стал ее ведущим разработчиком.

Но в самом начале своей биткоиновой карьеры Андресен был второстепенным игроком на этом поле. Впервые он узнал о биткоине в мае 2010 года, и к тому моменту другие специалисты по криптовалютам, даже не считая Накамото, играли гораздо более важную роль в развитии сообщества биткойнеров. Среди них был человек, который мог изменить судьбу этого изобретения.

Впервые мы упомянули о Ласло Ханече в предыдущей главе. Это тот самый программист, который первым предложил задействовать графический процессор для вычислений в процессе майнинга, что радикально изменило механизм функционирования всей биткоиновой сети. Но вклад Ханеча в развитие биткоиновой системы, и особенно в формирование профессионального сообщества и культуры, не сводится к его роли в одной из культовых историй о создании биткоина.

Двадцать первого мая 2010 года Ханеч заказал пиццу с сыром из пиццерии Papa John[73]. Сама по себе пицца была самой обычной. А вот способ ее оплаты оказался нетрадиционным.

Примерно через год после создания биткоина в Джексонвилле (штат Флорида) местный программист уже «добыл» блок биткоинов. Перевод майнинга на графический процессор более чем в 800 раз увеличил вычислительный ресурс его компьютера, обеспечив ему виртуальное преимущество в получении вознаграждения, которое тогда выплачивалось в соответствии с протоколом: на его долю приходилось около половины всех биткоинов, сгенерированных в сети. «Я добывал кучу биткоинов», – вспоминает он[74]. Их было так много, что возникла проблема, что с ними делать. «Если никто их не принимает, то они не имеют никакой ценности», – рассуждал он. И в этот момент его осенила идея.

«Я заплачу 10 тысяч биткоинов за две пиццы – желательно за две большие пиццы, чтобы на завтра тоже хватило», – написал он 18 мая на форуме биткойнеров, насчитывавшем в то время около 230 участников[75]. Он не слишком надеялся на успех этой затеи. Никто и никогда еще не использовал биткоины в реальном мире. Никакая пиццерия в этом уголке Флориды не приняла бы их в качестве оплаты. Ханечу требовался посредник. По его расчетам, 10 тысяч биткоинов, стоивших на некоторых полуподпольных биткоиновых биржах около 41 доллара, должно было хватить на две пиццы и вознаграждение посреднику за хлопоты.

Через три дня отозвался биткойнер из Англии, писавший на чат-форуме под ником jercos. Он заказал онлайн в пиццерии Papa John две пиццы и расплатился через интернет кредитной картой. Ханеч перевел биткоины из своего электронного кошелька в кошелек jercos в Англии. Вскоре после этого явно озадаченный курьер привез Ханечу домой две пиццы. «Свежая пицца, – сказал он, – из Лондона»[76]. Это был первый шаг новорожденной денежной единицы к тому, чтобы стать настоящими деньгами. С тех пор она проделала долгий путь, по крайней мере, если судить по одному важному критерию. Если мы переведем биткоины, потраченные Ханечем на пиццу в 2010 году, в доллары по курсу августа 2014 года, то окажется, что две пиццы обошлись ему в 5 миллионов долларов.

Первые полтора года после того, как Накамото запустил пробный шар новой денежной системы, биткоиновое сообщество росло медленно. Вспоминая о тех временах, Ханеч говорит, что «…оно напоминало клуб радиолюбителей». Эту сплоченную компанию объединял интерес к биткоину, но в его будущее они не слишком верили. В марте 2000 года, например, один из первых зарегистрировавшихся участников форума, известный там под ником SmokeTooMuch, предложил провести аукцион на 10 тысяч биткоинов[77]. Его стартовая цена составляла 50 долларов. Но никто не поддержал это начинание.

Новые участники, зачастую не уверенные в том, что они делают, и совершавшие множество ошибок, находили в этом сообществе теплый прием. «Итак, я наконец-то заставил свой биткоин-клиент начать майнинг, – пишет пользователь под ником AgoraMutual, загрузивший программное обеспечение на свой ноутбук. – Моя первая транзакция завершилась с прибылью в 50 монет. Здорово!»[78]. Но он не был уверен в том, что его компьютер все еще продолжает генерировать монеты. Программа как будто просто прекратила функционировать. Вскоре он получил ответ. Оказалось, что он неправильно оценил ситуацию. Программа продолжала работать, генерируя монеты. Кто же отозвался на его вопрос? Сатоши Накамото. «Помню как сейчас: там было много людей, готовых помочь друг другу», – рассказывает Ханеч. Одним из них был Накамото.

Ханеч описывает сообщество, в котором люди помогают друг другу разрешить технические проблемы, неизбежно возникающие в процессе разработки новой технологии[79]. По мере того как они узнавали о ней все больше, к ним присоединялись новые участники, помогая им в работе и начиная собственные эксперименты с кодом биткоина. Еще один ранний вклад Ханеча состоял в разработке версии его программного обеспечения, предназначенной для компьютеров Macintosh.

Покупка пиццы за биткоины и перенос майнинга на графические процессоры стали совершенно новым опытом. Ханеч оставил объявление о покупке пиццы за биткоины висеть на форуме, рассчитав, что если он сможет генерировать достаточно биткоинов, чтобы покупать на них одну пиццу в неделю, то это будет отлично. Сначала его новые высокопроизводительные компьютеры, которые, по его словам, «…гудели, как пылесос, когда производили вычисления», легко обеспечивали такой результат[80]. Он заключил еще несколько сделок по покупке пиццы, но затем обнаружил проблему: майнинг приносил меньше биткоинов, чем должен был. Его предложение о покупке пиццы за биткоины, продемонстрировавшее внешнему миру, что биткоин имеет реальную внутреннюю ценность, привлекло внимание в виртуальном мире. Это в свою очередь стимулировало конкуренцию в майнинге, причем все новички брали за основу стратегию майнинга с помощью графического процессора, впервые предложенную Ханечем, но при этом использовали более производительные графические процессоры и наращивали их число. Алгоритм Накамото допускал выпуск ограниченного количества биткоинов ежедневно. Чем больше людей и чем более мощные компьютеры задействованы в майнинге, тем больше возрастает сложность решаемых задач, тем больше времени уходит на майнинг и тем меньше биткоинов вы в результате получаете.

«В какой-то момент сложность задач возрастет настолько, что обычный пользователь уже не сможет заниматься майнингом», – утверждает Ханеч[81]. Притом что раньше он «добывал» десятки тысяч монет в месяц, теперь его усилия приносили всего лишь по биткоину в день, а запасы биткоинов быстро таяли в результате покупки пиццы из Papa John. Он рассказывал, что повторил фокус с пиццей четыре или пять раз, суммарно потратив на ее приобретение около 40 тысяч биткоинов.

По словам Ханеча, обсуждая этот вопрос с Накамото в чат-форуме, он понял, что его собеседника эти перемены тоже не слишком радуют. Создатель биткоина считал, что его денежная система должна давать возможность рядовым пользователям со стандартным оборудованием участвовать в майнинге. Но без мощных компьютеров это становилось невозможно. Если двумя неделями ранее графический процессор на стандартном компьютере приносил своему владельцу несколько сотен биткоинов, теперь он давал 1–2 биткоина, да и то если повезет. Невероятно быстро майнинг стал дорогим удовольствием: расходы на электроэнергию резко подскочили. Майнинг перестал быть ничего не стоящим развлечением для члена любительского радиоклуба. Некоторые наиболее продвинутые пользователи начали приходить к выводу, что купить биткоины будет дешевле. И через некоторое время люди стали так поступать. Это привело к тому, что оставшиеся у Ханеча биткоины в итоге принесли ему приличную сумму денег.

Затея с пиццей имела более важные последствия, чем просто подтверждение правоты Ханеча. Она вызвала вспышку интереса к биткоину, и сообщество пользователей начало расширяться. В июне на форуме биткойнеров зарегистрировались 55 новых пользователей. В июле – 370. Курс биткоина тоже начал расти. За пять дней с 18 июля курс биткоина скачкообразно возрос в девять раз – с 0,008 до 0,08 доллара[82]. Впервые стоимость одного биткоина превысила стоимость цента. Летом 2010 года, когда Ханеч свернул свой эксперимент с пиццей, быстро растущий интерес к биткоину подстегнул реализацию других проектов, которые помогли бы резко расширить сообщество биткойнеров, хотя некоторые из них вызывали довольно противоречивые оценки. В тот же день, 18 июля, когда курс биткоина подскочил до своего максимального значения, на форуме биткойнеров появился новый участник. «Привет всем, – написал он. – Я только что открыл новую биржу для торговли биткоинами». Этот пользователь взял себе ник mtgox[83].

* * *

Под этим ником скрывался безработный программист по имени Джед Маккалеб. По сравнению с первыми членами сообщества биткойнеров – любителями и энтузиастами, – этот человек был другой крови. Он стал одним из первых биткойнеров новой породы, представителей которой в сообществе становилось все больше, – породы предпринимателей. Их появление принесло с собой как невероятный рост сообщества, так и колоссальные проблемы.

В 2007 году Маккалеб организовал онлайновую торговую площадку по продаже карточек для игры Magic: The Gathering, в которой участники торгуют друг с другом, причем их насчитывается уже несколько миллионов[84]. Он назвал ее Mt. Gox – по первым буквам полного названия Magic: The Gathering Online Exchange. К сожалению, площадка функционировала не так успешно, как надеялся Маккалеб, тем не менее он сохранял за собой доменное имя. В 2010 году Джед впервые услышал о биткоине и сразу же сообразил, что в этой системе не хватает интуитивного и простого в обращении приложения, для того чтобы люди могли покупать и продавать криптовалюту. И он разработал такое приложение и поместил его на уже имевшемся домене Mt. Gox, в честь которого новая валютная биржа получила имя. Это начинание сразу же вызвало большой интерес, в том числе со стороны нескольких известных инвесторов, искавших пути проникновения на многообещающий новый рынок. Объемы торгов быстро возрастали. В первый день, 17 июля, было продано 20 биткоинов (BTC), а уже 10 октября – 187 тысяч. Объем торгов отличался волатильностью, но к осени на бирже уже был зарегистрирован пик продаж на уровне 200 тысяч ВТС, а объем продаж в 50 тысяч ВТС в день считался рядовым событием. К ноябрю 2011-го среднедневной объем продаж составлял 27 541 ВТС.

Биржа продемонстрировала впечатляющий рост, но за Маккалебом числился уже целый ряд проектов, которые он начинал, а потом бросал, потеряв к ним интерес. Не было оснований предполагать, что на этот раз будет иначе. В марте 2011 года он писал на форуме, что было очень «интересно и забавно» учреждать Mt.

Gox «шутки ради», а затем наблюдать за ее ростом и развитием, но в настоящее время у него не хватает времени управлять этим проектом[85]. Поэтому он был бы не прочь продать свое детище «человеку, способному вывести его на новый уровень». Этим человеком оказался французский программист Марк Карпелес, известный на некоторых биткоиновых форумах как MagicalTux. Большой любитель японских комиксов манга и костюмированных шествий, Карпелес быстро перенес штаб-квартиру Mt. Gox в Токио[86].

Mt. Gox стала первой крупной валютной биржей биткоина. В то время это было практически единственное место, где можно было купить и продать биткоины. Став первым по-настоящему видимым бизнесом в мире биткоина, биржа еще раз подтвердила, что цифровая валюта – это не просто игрушка для технарей. Это обеспечило дополнительный приток новых членов в сообщество. На форуме биткойнеров в первые восемь месяцев работы биржи появлялось 36 новых участников ежемесячно[87]. К июню 2010 года общая численность участников форума составляла 286 человек, а после запуска биржи на нем регистрировалось несколько сотен новых участников ежемесячно, и темп продолжал расти. К февралю 2011-го ежедневный прирост численности участников форума впервые превысил 1000 человек, а в мае того же года, когда биржу возглавил Карпелес, к форуму присоединились 14 483 человека и численность участников форума дошла до 31 247.

Для большинства посетителей Mt. Gox биржа становилась воротами в мир биткоина, первым опытом знакомства с криптовалютой. Но она создавалась впопыхах и ради шутки, поэтому мало соответствовала требованиям, выдвигавшимся к глобальной площадке торговли валютой. Карпелес обнаружил, что, пока он отчаянно боролся за ускорение работы платформы, курс биткоина возрос с 1 доллара за 1 ВТС в апреле до 30 долларов за 1 ВТС в июне. За тот же период средняя сумма сделки увеличилась с 6 тысяч до 60 тысяч биткоинов[88]. Но июнь принес с собой первую серьезную угрозу самому существованию биткоина.

К 13 июня 2011 года люди начали замечать, что биткоины пропадают с их счетов на Mt. Gox. Казалось, хакер получил доступ к их счетам и списал с них немалую сумму в биткоинах – общую сумму потерь оценивали в 2000–500 000 монет. Карпелес утверждал, что она не превышает 1000[89]. Вскоре украденные монеты начали выставляться на продажу по 1 пенни. Эти заказы на продажу выполнялись, но что в итоге? Курс биткоина падал, снизившись с 17 долларов до нескольких жалких центов за 1 ВТС[90]. И хуже того, в открытом доступе циркулировала конфиденциальная информация об участниках – пароли к счетам и прочее. Это говорило о том, что утечка информации оказалась гораздо более серьезной, чем после хакерского взлома одного или двух счетов.

Постепенно ситуация стабилизировалась. Но для этого Карпелесу пришлось пойти на беспрецедентный шаг – закрыть биржу и затем начать торги сначала. Это решение погасило страсти, поскольку у людей все равно не оставалось другого выбора, кроме как доверять сайту. В июле 2011 года через Mt. Gox проходило 80 % всех продаж биткоина[91]. Этот первый кризис валютной биржи (еще более серьезный ждал ее через три года) показал уязвимость, которая должна была только усиливаться с быстрым ростом вселенной биткоина.

Описанный эпизод также выявил важность ключевого элемента денежной системы, о котором мы уже не раз вспоминали, – доверия. Сегодня имя Карпелеса широко известно, но в 2011 году немногие люди за пределами сообщества программистов, общавшихся с MagicalTux на чат-форумах, были в курсе того, кто в действительности управляет работой Mt. Gox. Обслуживание клиентов на бирже было поставлено из рук вон плохо. По иронии судьбы, валюта, заявившая о своей независимости от заслуживающих доверия посредников, теперь выставлялась на бирже, которой клиенты не доверяли, хотя и вынуждены были пользоваться ее услугами.

Первый крупный кризис Mt. Gox возвестил о наступлении эпохи Дикого Запада в развитии биткоина. Сообщество биткойнеров постепенно трансформировалось из кучки чудаковатых технарей в нечто такое, в чем новое поколение искателей приключений увидело возможность быстрого обогащения, – область, свободную от законодательных ограничений. В своем крайнем проявлении эта идея реализовалась в виде поста на форуме биткойнеров, появившегося 1 марта 2011 года: «Прошло уже три недели после запуска Silk Road, и результаты меня очень радуют»[92]. Автор охарактеризовал новый сайт как «анонимный интернет-рынок» и поинтересовался мнением членов сообщества о нем. Несмотря на то что на форуме Bitcointalk тогда было 5343 участника, пост о Silk Road получил несколько сотен откликов[93]. Одним эта идея понравилась, другие ее категорически отвергли, а кое-кто, мгновенно осознав возможные перспективы, отпускал шуточки по поводу того, что копы будут арестовывать за один только отклик на форуме.

Silk Road позволял покупателям и продавцам скрывать свою личность. Его администрировал участник под ником Dread Pirate Roberts (Ужасный Пират Робертс, персонаж из книги и одноименного фильма «Принцесса-невеста»). Silk Road функционировал на основе сети Tor, включавшей браузер с продвинутой системой шифрования и обеспечивавшей практически полную анонимность интернет-трафика, скрывая личности покупателя и продавца. Что особенно важно, Silk Road использовал биткоин как средство платежа.

Поскольку Silk Road позволял анонимно покупать и продавать практически все, неудивительно, что очень скоро его основным товаром стали наркотики. Абсолютно любой наркотик можно было заказать у дилеров в любом уголке мира, так же как и многие другие запрещенные вещества, продукты и услуги. Gawker в июне 2011 года сравнивал этот сайт с Amazon, «конечно, если бы Amazon продавал психоделические препараты и наркотики»[94]. В действительности Silk Road больше напоминал eBay, занимавшийся установлением контактов между продавцами и покупателями. Как бы то ни было, его популярность росла как на дрожжах.

«Сайт вошел в число самых популярных намного быстрее, чем мы могли надеяться, и никто не ожидал такого резкого увеличения трафика, – писал форумчанин, зашедший под ником silkroad[95]. – Мы действительно не ожидали, что массмедиа так быстро включатся в обсуждение нашего сайта, и нам следовало бы подготовиться, сделав сайт видимым не для всех. Мы отчаянно прилагали усилия, стараясь исчезнуть из поля зрения общественности и переключить внимание на преимущества биткоина как средства расчетов». Но из этого ничего не вышло. Новостные сайты в интернете подхватили эту историю. Кое-кто размещал инструкции, как найти сайт в интернете. Их заметили не только завсегдатаи сайта – наркоманы, но и правоохранительные органы и политики. Сенатор от штата Нью-Йорк Чак Шумер назвал это «…наиболее бесстыдной попыткой торговать наркотиками онлайн, которую мы когда-либо видели», призвав немедленно положить этому конец[96].

Отклики на форуме биткойнеров оказались неоднозначными[97]. Кое-кто беспокоился, что агенты Управления наркоконтроля могут внедриться на сайт Silk Road. Другие предлагали выждать и понаблюдать, сможет ли сайт продолжать свою деятельность. Некоторые считали, что надо объединить деятельность двух сайтов – Silk Road и Mt. Gox, поскольку они представляют собой наиболее продвинутые бизнесы на основе биткоина. «То, что наносит ущерб одной компании, наносит ущерб всем», – писал один из завсегдатаев форума. Однако большинство волновала реакция правоохранительных органов. Один из авторов писал с типичным для этой аудитории циничным юмором: «Думаю, они прямо сейчас лезут к нам в окна!»

Несмотря на повышенное внимание со стороны ФБР, после этой истории Silk Road продолжал функционировать еще два года в закрытом режиме с соблюдением требований секретности, но, несмотря на это, был хорошо известен и широкой публике. На сайте публиковались тысячи объявлений с предложением наркотиков, хакерских услуг, пиратских медиафайлов и даже услуг по изготовлению фальшивых документов. Общее количество открытых на нем счетов доходило до миллиона. Оценки его объема продаж существенно разнились. В августе 2012 года Энди Гринберг из Forbes заявил, что годовой объем продаж Silk Road составляет 22 миллиона долларов, что в два раза превышало оценку, данную полугодом ранее[98]. ФБР считало, что в период с 6 февраля 2011 года по 23 июля 2013 года через сайт было совершено около 1,2 миллиона транзакций на сумму 9,5 миллиона биткоинов (поскольку курс биткоина в этот период испытывал резкие колебания, трудно точно сказать, чему эта сумма равна в долларах)[99].

История Silk Road завершилась в октябре 2013 года, когда ФБР арестовала в публичной библиотеке Сан-Франциско уроженца Техаса по имени Росс Ульбрихт. Его обвинили в отмывании денег и причастности к торговле наркотиками, однако на момент написания этой книги Ульбрихт свою вину не признал. Его адвокат доказывал, что он не имеет отношения к нику Dread Pirate Roberts. ФБР также утверждало, что он пытался заказать шесть убийств, но не привело никаких доказательств того, что кого-то действительно убили. В распоряжении агентства оказались десятки тысяч биткоинов, что по курсу составляло несколько миллионов долларов. Таким образом, ФБР стало одним из наиболее нежелательных членов биткоинового сообщества и владельцем одного из самых толстых электронных кошельков. Эти и последующие события знаменовали наступление новой эры в развитии биткоина – эры государственного регулирования. Но в те ранние годы, о которых идет речь, Silk Road сыграл ключевую роль в развитии биткоина, несмотря на свою дурную славу: именно этот сайт помог резко расширить сообщество его пользователей. Онлайновая порнография была самым прибыльным бизнесом на раннем этапе развития интернета, доказав тем самым, что за ней стояла самостоятельная бизнес-модель. Точно так же Silk Road стал первым крупным бизнесом на основе биткоина. Поэтому хотя продававшиеся на сайте товары не соответствовали требованиям общественной морали, как в свое время порнография, сам сайт доказал, что биткоин может функционировать в качестве легальной валюты. Наряду с биржей Mt. Gox, в тот же период доказавшей свою привлекательность как объект инвестирования и спекуляций, сайт Silk Road помог познакомить тысячи новичков с биткоином, и многие из них теперь хотели найти ему какое-нибудь другое применение помимо покупки наркотиков. Silk Road стал своеобразным катализатором для этой удивительно быстро разворачивавшейся стадии формирования биткоинового сообщества.

Несмотря на то что численность сообщества быстро росла, в 2011–2012 годах широкая публика мало что знала о биткоине. Уолл-стрит и Вашингтон по большей части его игнорировали. Но расширение биткоинового сообщества побудило других предпринимателей пойти по стопам Маккалеба и Dread Pirate Roberts. Одна за другой появлялись бизнес-идеи по созданию финансовой, технической и общественной инфраструктур, обеспечивших стабильное развитие биткоина. Этот проект действительно стал глобальным.

В тот период активно создавались новые валютные биржи – конкуренты Mt. Gox[100]. Наибольшую известность среди них завоевали созданная Джаредом Кенной Tradehill в США и Britcoin в Лондоне. Остальные старались быть им достойными соперниками. Появлялись торговые площадки по продаже биткоинов за любую валюту – от польского злотого до бразильского реала. Дальнейшая их популяризация требовала создания более простого, доступного для рядового пользователя интерфейса, например, такого, как в электронной почте Microsoft Outlook и Hotmail. И конечно же, все новые компании начали их предлагать. Можно упомянуть о создании в августе 2011 года Blockchain.info – лондонской фирмы, сегодня занимающей ведущие позиции в области разработки электронных кошельков и аналитики. Созданный Накамото электронный кошелек отличался громоздкостью и сложностью в расшифровке, особенно для неспециалистов. Интерфейс кошелька от Blockchain.info помогал новичкам быстро освоиться с электронным аналогом тех кожаных кошельков, которые они носили в карманах.

Еще одна задача требовала своего решения: неограниченно долгое ожидание конвертации биткоинов в традиционные бумажные деньги и обратно, а также получения платежей по биткоиновым операциям. Именно поэтому 21-летний старшекурсник университета Чарли Шрем из Бруклина, имевший опыт работы в области электронной коммерции, договорился с помощником брокера на биткоиновой бирже Гаретом Нельсоном из Великобритании об учреждении сервиса по обмену биткоинов BitInstant[101]. Это произошло в августе 2011 года. Сервис за определенную плату предоставлял участникам кредит для обмена денег, чтобы ускорить процедуру перевода средств. Тогда же появились профессиональные услуги по обработке платежей – вместе с появлением на сцене BitPay и Coinbase, которые предложили простые в пользовании интерфейсы для коммерсантов, позволяющие получить платежи в биткоинах, а при желании конвертировать их в доллары. В то же время сайт азартных онлайн-игр SatoshiDice предлагал «доказавшую свою надежность» систему ставок с использованием биткоин-технологии. Было важно, чтобы игроки верили в то, что результаты азартной компьютерной игры не сфальсифицированы. К середине 2012 года SatoshiDice, чья внутренняя система требовала генерирования тысяч мелких транзакций, сосредоточил около половины от общего числа, если не объема в денежном выражении, всех биткоиновых транзакций[102]. По мере появления этих усовершенствований и предложений для новых предприятий инвесторы начали искать пути стимулирования дальнейших инноваций. Одним из первых стал Питер Вессенес, в конце лета 2011 года учредивший в Сиэтле бизнес-инкубатор CoinLab для поддержки новых талантов и стартапов, работающих в области биткоин-технологий[103].

Наблюдались и другие признаки вступления биткоин-сообщества в пору зрелости. Стали появляться первые статьи о биткоине в прессе, и основанный в 2011 году Михаем Алиси и Виталиком Бутериным журнал Bitcoin Magazine начал выходить в печатном виде с мая 2012 года[104]. Это было первое серьезное издание, посвященное проблемам криптовалют. Чаще организовывались конференции на ту же тематику, а наиболее популярными городами для их проведения стали Прага, Нью-Йорк и Лондон. В сентябре 2012 года в Сиэтле была создана ассоциация Bitcoin Foundation[105]. Ее учредили ведущие разработчики биткоиновых технологий Андресен, Шрем из BitInstant, Карпелес из Mt. Gox, Вессенес из CoinLab, инвестор и один из «евангелистов» Роджер Вер и Патрик Мерк; основной целью ее создания было представительство растущего сообщества биткойнеров на международном уровне. В учредительном договоре говорилось: «…помогать в стандартизации, защите и продвижении криптографической валюты, в том числе биткоина, на благо пользователей во всем мире».

К этому времени форум биткойнеров насчитывал около 68 тысяч участников. Для сравнения, в конце 2010 года участников было около 3100[106]. Но сообщество росло не только в виртуальном пространстве. По всему миру наблюдался феномен собраний биткойнеров. В барах и кафе на всем протяжении от Буэнос-Айреса до Пекина собирались неформальные группы энтузиастов криптографии. Таким образом, биткоиновое сообщество получило физическое воплощение, но при этом не имело единого центра.

Можно назвать и более громкие события, ставшие серьезным вызовом решимости и сплоченности членов сообщества. Были зафиксированы первые случаи мошенничества с использованием биткоина. Начиная с марта 2012 года в компании Bitcoinica, занимавшейся спекулятивными сделками с биткоином на основе деривативных контрактов, были выявлены мошеннические операции на сумму более 500 тысяч долларов[107]. Компания утверждала, что ее счета на Mt. Gox взломали хакеры. Базовое программное обеспечение биткоина не подвергалось изменениям, но компаниям то и дело удавалось находить в нем различные слабые места. Тем временем разнообразные стартапы уже сталкивались с трудностями, особенно вследствие напряженных отношений с неохотно шедшими на сотрудничество банками и процессинговыми сервисами, перекрывавшими возможности обмена биткоинов на бумажные деньги и подчеркивавшими проблемы, с которыми предстояло бороться еще много лет. Валютная биржа Кенны Tradehill была вынуждена прекратить деятельность в феврале 2012 года, спустя всего 11 месяцев после открытия[108].

Тем не менее в тот период курс биткоина постоянно рос[109]. Конечно, случались кратковременные падения, особенно в связи с проблемами Mt. Gox в середине 2011 года, но с начала 2011-го и до конца 2012 года любой, кто инвестировал в биткоин, получал 5000 % доходности, поскольку его курс возрос с 0,25 до 6 долларов к концу 2011 года, а спустя еще год – до 13 долларов.

Невзирая на то что к 28 ноября 2012 года базовый алгоритм, заложенный в программном обеспечении биткоиновой технологии, в два раза сократил вознаграждение за майнинг, с 50 до 25 монет в блоке, интерес к «добыче» биткоина продолжал расти. Люди подготовились к появлению в январе мощных специализированных майнинговых узлов на основе ASIC (проблемно ориентированных интегральных микросхем). Наступил период настоящего бума. Численность биткоинового сообщества постоянно росла.

По сути дела, расширение сообщества происходило несколькими, иногда довольно странными способами. Например, один из них состоял в том, что в 2011 году биткоин вызывал к жизни множество имитаций – одна их часть представляла собой точные его копии, а другая возникла вследствие попыток устранить некоторые его свойства, считавшиеся явными недостатками. Получили некоторую известность так называемые альткоины, использовавшие в целом ту же систему, что и биткоины. Это стало возможным благодаря открытому исходному коду программного обеспечения для биткоина и отсутствию единого владельца. Любой мог совершенно свободно его загрузить, копировать и разрабатывать на его основе нечто новое. Судебные иски за нарушение авторских прав и патента в данной ситуации подать просто невозможно.

На момент написания этой книги продолжают существовать несколько сотен виртуальных монет, причем большинство из них выпущены в не столь значительном количестве, чтобы заслуживать упоминания. Однако выпуск некоторых повлек серьезные последствия. Конечно, все они существенно уступали биткоину по степени распространенности. Рыночная капитализация появившегося раньше других и получившего наибольшее распространение лайткоина составляла 150 миллионов долларов во время написания этой книги, а биткоина – около 6,5 миллиардов долларов[110]. Одни из этих проектов имеют весьма сомнительный характер и преследуют откровенно спекулятивные цели. Другие не составляют реальной конкуренции биткоину, поскольку создаются исключительно в целях обслуживания новых форм электронной коммерции с помощью технологии блокчейна – отдельные примеры мы рассмотрим в главе 9. Однако достаточно много и таких, которые рассматриваются как прямая альтернатива биткоину – новая и, возможно, лучшая форма криптовалюты.

Зачастую такие проекты разрабатываются лояльными последователями биткоина, что говорит о многогранности криптовалютного сообщества, не ограничивающегося исключительно биткоином. Многие биткойнеры рассматривают их как дополнительные элементы все той же криптовалютной революции, которая породила и биткоин. Но есть и такие, которые считают эти проекты нежелательным вмешательством в их работу, опасаясь, что потраченные на них внимание и силы будут отвлечены от решения главной задачи – проведения радикальных изменений.

В то же время исследование мини-сообществ по разработке проектов альткоина и ему подобных помогает ответить на более общий вопрос о том, как формируются такие сообщества. Биткойнерам полезно знать, какие страсти бушуют вокруг некоторых проектов. Яркий пример – догикоин, одна из разновидностей альткоина, который зародился как шутка Билли Маркуса и Джексона Палмера в декабре 2013 года, но очень быстро обрел собственную жизнь[111]. «Доги» – это интернет-мем, появившийся в 2005 году после трансляции на YouTube кукольного шоу. Один из его персонажей произносит слово «дог» («собака») как «доги», а другой – как «дохи». Затем кто-то употребил это слово применительно к собаке породы сиба-ину, изображенной на картинке с «улыбающейся» мордой. В разработке программного обеспечения для догикоина были использованы некоторые идеи автора лайткоина Чарли Ли, который отрегулировал алгоритм майнинга лайткоинов так, чтобы у майнеров не возникало большой заинтересованности в мобилизации энергоемких вычислительных комплексов, добывающих монеты в конкуренции друг с другом, как было в случае с биткоином. Однако не менее, если не более важными для популяризации догикоинов оказались две основные цели, поставленные перед собой формировавшимся вокруг него сообществом: работа с догикоином должна приносить удовольствие, а члены сообщества должны пользоваться этой валютой для того, чтобы делать добрые дела. Догикоин был призван стать первой валютой, предназначенной для благотворительности.

Интерес к этой криптовалюте рос. Одновременно рос ее курс на рынке криптовалют, где она торговалась за биткоины, которые в свою очередь можно конвертировать в доллары. Это говорило о том, что у догикоинов есть реальная стоимость, а значит, их можно использовать для фандрайзинга на те или иные цели. Один из членов Ассоциации догикойнеров где-то прочел о том, что у команды бобслеистов с Ямайки нет денег, чтобы поехать на Олимпийские игры 2014 года в Сочи. Он предложил помочь в сборе средств на эту поездку. В результате кампании, организованной на сайте Reddit и в интернете с инструкциями на предмет того, на какой кошелек переводить догикоины, они быстро собрали сумму, эквивалентную 25 тысячам долларов[112]. Затем кто-то предложил собрать деньги на очистители питьевой воды в Кении. На эти цели было собрано около 30 тысяч долларов. Так собирали деньги и на кофейню в Манчестере (Великобритания). Но наш любимый проект, профинансированный с помощью догикоинов, в большей мере имел отношение к маркетингу, чем к благотворительности[113]. Один из членов сообщества где-то вычитал о молодом гонщике серии NASCAR Джоше Уайзе, который участвовал в соревнованиях, не имея спонсора, и предложил, шутки ради, стать его спонсорами и таким образом популяризовать идею догикоинов. Некоторое время эта идея обсуждалась в догикоиновом сообществе, а затем на указанный электронный кошелек было собрано более 55 тысяч долларов (около 67 миллионов догикоинов), и этого хватило, чтобы поместить их символ – собаку сиба-ину – на капоте «Лунной ракеты» Уайза, на которой он собирался дебютировать в мае 2014 года на суперскоростной трассе Талладега.

«Доги – это виртуальная криптовалюта, – заявил комментатор спортивного телеканала Fox на национальном телевидении. – Она не продается за доллары, но дог-майнеры получат 596 664 147 догикоинов».

Сообщество догикойнеров сформировалось примерно за четыре месяца. Их страсть и увлеченность своим детищем превратили догикоин из обычной шутки, основанной на интернет-меме, в относительно легитимную криптовалюту. Когда сеть GoCoin решила, что начнет предлагать обработку транзакций в догикоинах, равно как в лайткоинах и биткоинах, председатель совета директоров сети Брок Пирс объяснил, что причиной тому послужил рост авторитета догикоинового сообщества: «Для криптовалюты сообщество – это все»[114].

Возникает вопрос: как повлияет формирование новых альткоиновых сообществ вроде вышеупомянутого догикоинового на расширение биткоинового сообщества? Будет ли оно способствовать ему или наоборот? Многие беспокоятся, что подражатели смогут отобрать часть рынка у биткоина. Однако по крайней мере сегодня, в сентябре 2014 года, вряд ли можно всерьез говорить о такой угрозе, ведь рыночная капитализация биткоина более чем в 10 раз превышает совокупную рыночную капитализацию прочих 99 наиболее распространенных альткоинов{13}[115]. Некоторые считают, что, расширяя круг технологических инноваций, брендов и культурной среды, ассоциируемой с криптовалютами, эти альтернативные сообщества помогут глобальному криптовалютному сообществу реализовывать более амбициозные совместные цели.

Опыт использования догикоина в благотворительной деятельности весьма полезен биткоиновому сообществу с точки зрения демонстрации возможностей криптовалют для поддержания добрых дел. Биткоиновое сообщество самостоятельно начало развивать это направление деятельности. Многие биткойнеры стремились воплотить в жизнь мечту своих предшественников о менее равнодушном и более человечном обществе. Начальник службы безопасности в предоставляющей услуги электронных кошельков фирме Blockchain.info Андреас Антонопулос одновременно является авторитетным членом биткоинового сообщества[116]. Ему удалось собрать в электронный кошелек именного фонда Дориана Накамото, которого в марте 2014 года журнал Newsweek объявил, хоть и без достаточных оснований, настоящим Сатоши Накамото, около 21 тысячи долларов в биткоинах. Автор журнала Forbes Энди Гринберг предпринял попытку организовать сбор биткоинов на лечение Хэла Финни, считавшегося наряду с Сатоши Накамото одним из основателей биткоина[117]. Финни столкнулся с необходимостью оплачивать огромные медицинские счета в борьбе с изнурительной болезнью. Благотворительная организация Sean’s Outpost создает убежища для бездомных в Пенсаколе, во Флориде, их содержание почти полностью финансируется за счет биткоиновых пожертвований. Эти и подобные мероприятия стали своеобразной «визитной карточкой» биткоинового сообщества на раннем этапе его формирования, когда его представители стремились сделать свою валюту инструментом расширения полномочий местных общин и помощи их наименее защищенным членам. При этом они осознавали, что их усилия – это часть более широкой кампании формирования общин. Если такие акции действительно улучшат имидж биткоина, то численность его приверженцев будет расти, а значит, со временем биткоин станет полноценной валютой.

Благотворительные акции помогают расширить сферу применения биткоина и создать ему позитивный имидж. Все это способствует росту численности биткоинового сообщества. При этом очень важно, чтобы новые члены сообщества проникались той же увлеченностью, что и его старожилы. В решении этой проблемы значительную роль играют люди, формирующие биткоиновую культурную среду. Гимны клубов, звучащие на футбольных матчах, наклейки со звездно-полосатым флагом на бамперах джипов и чеканные слова Декларации независимости помогают укреплять в сознании американцев веру в величие их страны. Точно так же культурная среда помогает сплочению других сообществ – даже формирующихся вокруг идеи валюты. Именно поэтому появилась литература по биткоину, художественные изделия, поэзия, песни и фотоискусство, основанные на этой идее. Все это яркое свидетельство того, как сильно идея биткоина захватила воображение людей. Почему-то никто не пишет песни о PayPal.

«О биткоин, я знаю, ты завладеешь миром! – поет Джо Баррет в песне в стиле кантри под названием «Ода Сатоши», записанной в студии в Восточном Нэшвилле (штат Теннесси). – Когда каждый, конечно, каждый, когда каждый узнает твое имя»[118]. И он не одинок в своем выборе темы для песенного творчества: Лаура Саггерс написала любовную песню под названием «Десять тысяч биткоинов»[119], рэп «Биткоиновые бароны» исполняет певец YTCracker[120], можно назвать и десяток других. Немецкий художник Куно Года написал картину «Двести биткоинов», в которой логотип биткоина повторяется 200 раз, – это римейк картины Энди Уорхола «Двести однодолларовых купюр»[121]. Фотограф из Лос-Анджелеса Мэган Миллер сделала целую серию снимков на тему биткоина в повседневной жизни[122]. А художник Дэйв Ким из Окленда (штат Калифорния), потрясенный историей Дориана Накамото, сделал его героем своей картины «Бесплатный завтрак».

Все это наводит на мысль еще об одном аспекте биткоина. Он представляет собой не просто технологию и не просто валюту, а контркультурное движение. Но, как и все такие движения, оно неэффективно в качестве инструмента социальных перемен. Разве что оно выйдет за свои рамки и найдет опору в популярной культуре, относящейся к мейнстриму. Но для этого потребуется нечто большее, чем несколько композиторов и поэтов, воспевающих новую идею. Для этого необходимо, чтобы обычные люди увидели в этой идее нечто привлекательное для себя и начали ее распространять среди своих знакомых и друзей.

Децентрализованное общество не может иметь одного лидера: чтобы расти, оно нуждается в людях, способных взять на себя бремя лидерства. Если бы не было первопроходцев идеи биткоина, не было бы и биткоинового сообщества. Мы уже познакомились с некоторыми из его представителей: программистами, предпринимателями и проповедниками, поверившими в биткоин и всячески его продвигавшими. Тем не менее расширение сферы его функционирования зависело и от рядовых людей, стремившихся использовать криптовалюту в своей повседневной жизни, таких как Остин и Бесси Крейг из города Прово (штат Юта).

Крейги ничем не напоминали проповедников[123]. Бесси работала художником-графиком, а Остин снимал корпоративные видеофильмы. Ни один из них не был ни программистом, ни предпринимателем. Они не принадлежали к движению шифропанков. Остин, молодой человек с либеральными взглядами и опытом в области производства видеопродукции, услышал о биткоине в 2011 году и очень заинтересовался его возможностями в сфере демократизации общества. У него появилась творческая идея об использовании идеи биткоина в популярной культуре.

Сделав Бесси предложение, он одновременно выдвинул еще одну идею – провести после медового месяца эксперимент, прожив 90 дней только на биткоины и фиксируя на видеопленку все свои доходы и расходы. Обычно на такие эксперименты – просто ради шутки – соглашается молодежь, поэтому Остин был приятно удивлен, когда Бесси с готовностью приняла его предложение. Но Крейгам показалось, что и этого недостаточно. Можно было дополнительно усложнить задачу: они решили провести этот месяц, непрерывно путешествуя, проехать через все США, полететь в Европу, в Азию, а оттуда вернуться обратно в Юту. На каждом этапе этого большого путешествия они планировали расплачиваться только биткоинами.

Чтобы профинансировать съемки фильма, они организовали кампанию по сбору средств под названием Kickstarter, в результате которой было собрано 72 тысяч долларов и нанята профессиональная команда для съемок, а проект получил некоторую известность. Если сейчас, в 2015 году, вполне реально три месяца жить только на биткоины, то в середине 2013-го это было не так очевидно, поскольку эксперимент планировался еще до выступления целого ряда хорошо известных компаний с заявлениями о приеме биткоинов. На то время инициатива Крейгов выглядела по меньшей мере оторванной от реальности. Очень немногие компании принимали биткоин, а большинство поставщиков даже не слышали о его существовании. Крейгам пришлось убеждать множество людей в их родном городе принять эту валюту, в том числе их арендодателя, работодателей, владельца местного бакалейного магазина LoLo’s Fresh Food. Последнего удалось убедить, разъяснив, как отличаются комиссионные за обработку платежей в биткоинах и по долларовым кредитным картам. С каждым таким разговором они все больше оттачивали свою аргументацию, становясь настоящими проповедниками биткоина. Этот эксперимент стартовал 25 июля 2013 года.

Оказалось, что самая большая проблема при расчетах биткоином в Прово связана с поиском принимающих его автозаправок. Остин рассказывает: «В первые две недели нам просто негде было заправлять машины». Поэтому по большей части им приходилось ходить пешком. В конце концов им повезло: сотрудник круглосуточной автозаправки и большой энтузиаст биткоина Джереми Фербиш, известный в местном биткоиновом сообществе как Ферб, прослышал об их кампании. Он пригласил Крейгов заправляться на его автозаправке. «Каждую пятницу в 10 вечера мы тратили час на визит к Джереми, чтобы заправиться», – вспоминает Бесси. В начале октября они отправились в зарубежную поездку. Тогда же мы встретились с Крейгами в фойе пиццерии под названием Lean Crust Pizza в Бруклине. В этот необычайно теплый день на Фултон-стрит, как и во всем цветущем Нью-Йорке, было жарко, людно и шумно. Владелец пиццерии Дэн Ли – тоже фанат биткоина, и он начал принимать биткоины незадолго до этого разговора, поскольку держал еще два ресторана в этой общине. Однако тот факт, что компания декларировала прием биткоина в качестве оплаты, еще не означал, что ее сотрудники знали, как это осуществить на практике.

Остин стоял перед кассой, ожидая, пока с ним рассчитаются. В руке у него был не кошелек, а мобильный телефон.

– С вас 34 доллара, – сказала юная кассирша.

– Хорошо, – ответил Остин. – Можем ли мы заплатить в биткоинах?

– В бит… чем?

В конце концов Остину удалось-таки расплатиться биткоинами, но не ранее, чем кассирша позвала Ли, а тот попросил своего сотрудника из другого кафе провести транзакцию. После этого все прошло гладко. Остин взял электронный адрес кошелька Lean Crust, ввел его в соответствующее окошко в собственном счете и нажал кнопку «отправить». Все это заняло около пяти секунд.

Этот опыт многое поведал об особенностях использования биткоина: неосведомленность, первоначальные трудности при оплате, а после того как система оплаты отлажена – простота в обращении. Пока мы ели нашу пиццу за столиком на улице, к нам подошла кассирша, явно озадаченная сценой, участницей которой она только что стала. Девушка извинилась за произошедшее недоразумение и сказала, что если Крейги захотят заказать что-нибудь еще, то она с радостью поможет.

Несколько недель спустя, собирая материалы для истории о Крейгах, мы встретились с той самой кассиршей – Надей Аламгир – и обнаружили, что ее мировоззрение существенно изменилось. Тот случай пробудил в ней интерес к этому платежному средству, и она провела кое-какие исследования. В результате девушка и сама не заметила, как начала посещать собрания биткоинового сообщества в Бруклине.

Вот так и расширялась сфера применения биткоина – благодаря сарафанному радио и случайным столкновениям с ним в реальной жизни. Для децентрализованной системы, которой управляет некоммерческая структура и где никто не собирается тратить деньги на рекламу и продвижение, это единственный способ развития сообщества. Слухи об эксперименте Крейгов широко распространились на различных форумах и благодаря многочисленным открытым семинарам. На каждой остановке своего путешествия в США и за рубежом они встречали по меньшей мере одного приверженца биткоина, желавшего им помочь. «Мы пошли на этот эксперимент главным образом ради биткоинового сообщества», – говорил Остин.

В итоге Крейги сумели в течение 101 дня жить исключительно на биткоины. Они доказали, что это возможно, хоть и не слишком удобно. Сообщество восторженно встретило эту новость, и супруги стали своего рода знаменитостями еще до того, как вышел их фильм. Годом позже, когда провайдер спутникового телевидения Dish Network искал «лицо биткоина» для участия в кампании по запуску системы биткоиновых платежей, он выбрал именно Крейгов. Их путешествие наглядно показало, что проект, запущенный всего пятью годами ранее одним человеком – Накамото, разросся в глобальное сообщество, чьи члены смогли установить между собой устойчивые связи без помощи каких-либо органов власти.

<< | >>
Источник: Майкл Кейси, Пол Винья. Эпоха криптовалют. Как биткоин и блокчейн меняют мировой экономический порядок. 2017

Еще по теме Деньги как навоз: хороши только для посева. ФРЭНСИСБЭКОН:

  1. Я предпочитаю Горовица. — Как выйти из фавора. —Длинный хвост. —Готовьтесь к сюрпризам. —Не только деньги
  2. НИКОГДА БОЛЬШЕ ДЕНЬГИ НЕ БУДУТ МОЕЙ СТРАСТЬЮ. ДЕНЬГИ — ПРЕКРАСНОЕ СРЕДСТВО ДЛЯ ТОГО, ЧТОБЫСДЕЛАТЬ МИР ЛУЧШЕ, А ЛЮДЕЙ СЧАСТЛИВЕЕ. НО ЕСЛИ ДЕНЬГИ НЕ ДЕЛАЮТ ЭТОГО, ОНИ НЕ БОЛЕЕ ЧЕМ БУМАГА. НИКОГДА БОЛЬШЕ Я НЕ БУДУ ЖАЛЕТЬ ДЕНЕГ ДЛЯ ТОГО ЧТОБЫ ПОМОЧЬ БЛИЖНЕМУ.8. Подкуп и взяточничество
  3. УПРАВЛЕНЧЕСКИЙ ФОЛЬКЛОР В ситуации, для которой известен только один вариант решения, никогда не принимай его и не отклоняй. Даже если этот вариант кажется хорошим, отложи решение и попробуй найти другие варианты Лишь сравнение нескольких вариантов позволит выбрать наилучший.
  4. Деньги надо просить только лично
  5. ПОСЕВ И ЖАТВА
  6. КОНЕЧНО, ЖИЗНЬ -ЭТО НЕ ТОЛЬКО ДЕНЬГИ!
  7. ПРАВИЛО 1 ВКЛАДЫВАЙ ДЕНЬГИ ТОЛЬКО В ТО, ЧТО ЗНАЕШЬ
  8. Правило 1. ВКЛАДЫВАЙ ДЕНЬГИ ТОЛЬКО В ТО, ЧТО ЗНАЕШЬ
  9. Роман Аргашоков. Деньги есть всегда. Как правильно тратить деньги, чтобы хватало на все и даже больше, 2016
  10. Предприятие как недвижимость составляет единый имущественный комплекс, включающий не только все виды имущества, предназначенные для его деятельности, но и неимущественные права, индивидуализирующие предприятие
  11. ПРАВИЛО 4 ВКЛАДЫВАЙ ДЕНЬГИ ТОЛЬКО В ТО, ЧТО МОЖНО ПЕРЕПРОДАТЬ