Исследование самоорганизации и самоуправления в системах ор существующих длительное время

Приступить к непосредственному разрешению некоторых клю — чевых вопросов, поставленных в данной книге, можно начав с изучения реальных условий, в которых, во-первых, присваиватели проектировали и применяли свои собственные правила, предназначенные для контроля над процессом использования общего ресурса (ОР), а также осуществляли надзор за их исполнением, и, во-вторых, ресурсная система и сложившиеся вокруг нее институты смогли просуществовать длительное время.
Самый молодой набор институтов, который нам предстоит проанализировать в этой главе, существует вот уже более ста лет, самая древняя система — более тысячи. Институты,
о которых пойдет речь, пережили засухи, наводнения, войны, эпидемии, а также глубокие экономические и политические перемены. Мы изучим, как устроены леса и выпасы на высо-когорных лугах Швейцарии и Японии, а также как организованы ирригационные системы в Испании и на Филиппинах.
Говоря о том, что эти институты просуществовали так долго, я не имею в виду, что их операциональные правила оставались неизменными с момента, когда они были приняты впервые. Будучи весьма сложными, все реальные условия среды, в которой существовали ОР, анализируемые в главе 3, претерпевали изменения во времени. Поэтому здесь было бы практи — чески невозможно установить «правильные операциональные правила» с первой попытки или даже после нескольких попыток. Эти институты являются робастными, или находящимися в точке «институционального равновесия», в том смысле, в каком это было определено в [Shepsle, 1989b]: Институт находится «в значительной мере в состоянии равновесия, если его изменения происходят в соответствии с неким ex ante планом институциональных изменений (и поэтому он в состоянии равновесия перестает совпадать с первоначальным институтом)» [Shepsle, 1989b, р. 143]. В таких случаях присваиватели продумывают базовые операциональные правила, создают организации для осуществления операционального управления своим ОР и со временем модифицируют свои правила в свете прошлого опыта и в соответствии со своими правилами коллективного и конституционного выбора.
Описания конкретных случаев, приводимые в данной главе, весьма полезны, в частности, для того, чтобы получить сведения о том, как самоорганизующиеся группы принципалов решают две главные головоломки, из числа тех, что обсуждались в главе 2, — проблему обязательств и проблему взаимного надзора (проблема предложения институтов обсуждается в главе 4). Во всех этих случаях существенным было то, что присваиватели выполняли свои обязательства в течение непрерывного периода времени. Присваиватели разработали правила, позволяющие налагать ограничения на деятельность по присвоению и предписывать действия по поддержанию ресурсной системы в состоянии, допускающем неистощительное использование ресурса. При этом возникали буквально тысячи возможностей для получения огромных выгод посредством нарушения правил и ожидаемые санкции за эти нарушения были сравнительно невелики. В испанских huertas кража воды в сезоны с низким уровнем осадков могла спасти от верной гибели весь урожай. Уклонение от ежедневной работы по поддержанию ирригационных систем на Филиппинах могло бы позволить крестьянину получить необходимый доход, занимаясь чем-то другим. Нелегальная валка леса в горных общинах Швейцарии или Японии могла обернуться обладанием ценной продукцией. Учитывая наличие таких соблазнов, весьма примечателен тот факт, что уровень соблюдения правил во всех этих случаях был весьма высок.
В этих же случаях значимое количество ресурсов было за-действовано в целях надзора, однако «охранники» редко бывали внешними агентами. Использовавшиеся на практике формы надзора были самыми разными. Во всех случаях при осуществ-лении надзора друг за другом главную роль играли сами присваиватели. И хотя взаимный надзор содержит некоторые воз-можности превратиться в дилемму второго порядка, присваиватели, находившиеся в этих конкретных реальных условиях, каким — то образом сумели решить данную проблему. Более того, штрафы, которые выписывались за нарушение правил, были поразительно низкими, — они редко превышали небольшую долю денежного выражения того выигрыша, который нарушитель мог получить от нарушения правил. В заключительной части настоящей главы я показываю, что принятие обязательств и осуществление надзора стратегически связаны между собой и что надзор, наряду с общими выгодами для остальных, порождает и частную выгоду для того, кто его осуществляет.
Для того чтобы объяснить вышеупомянутую робастность этих институтов и устойчивость самих ресурсных систем, су-ществующих на протяжении длительного времени в среде с такой высокой степенью неопределенности, нужно выявить и описать некие общие черты, объясняющие такую высокую способность к демонстрации устойчивости. Учитывая разнообразие условий окружающей среды и обстоятельств исторического развития, вряд ли можно ожидать, что в описанных случаях действуют одни и те же конкретные правила. И они действительно не одни и те же. Однако, учитывая продолжительность времени, в течение которого методом проб и ошибок были сформированы операциональные правила, суровость природной среды, стимулировавшая их совершенствование, и низкие издержки на их трансформацию, можно ожидать, что во всех этих случаях присваиватели «открыли» некоторые принципы, лежащие в основе удачного проектирования институтов для решения проблемы ОР Я не утверждаю, что институты, разработанные в этих местах, в каком бы то ни было смысле «оптимальны». На самом деле, учитывая высокую степень неопределенности и сложность измерения выгод и затрат, получение осмысленной меры оптимальности достаточно проблематично
С другой стороны, я не побоюсь назвать данные институты успешными.
Во всех этих случаях участвующие в решении проб — лемы ОР индивиды, проектируя и создавая свои собственные институты, имели существенную степень автономии. Учитывая то огромное влияние, которое имели ОР на пользующихся данными ресурсами присваивателей, а также принимая во внимание способность присваивателей изменять правила в зависимости от того, как они показывали себя в прошлом, эти присваиватели имели значительное количество стимулов и средств к тому, чтобы с течением времени совершенствовать свои институты. Общинные угодья в Швейцарии и Японии выдержали испыта — ние временем, они чуть ли не увеличились в размерах, хотя они эксплуатировались в течение столетий. Практически для каждой группы присваивателей, существующей на протяжении столетий, характерна экологическая устойчивость — на фоне лавин, непредсказуемого режима осадков и интенсивного экономи-ческого использования ресурсов. Аналогичными примерами впечатляющих успехов является поддержание в работоспособном состоянии крупных ирригационных систем в Испании и на Филиппинах. Подобные успехи не характерны для большинства ирригационных систем, построенных в последние 25 лет. Со-ответственно я хочу определить базовые принципы, использо-вавшиеся при создании такой системы стимулов, которые были общими в разных ОР-ситуациях, которые позволили присваивателям добиться долговременной устойчивости — как в отно-шении самих ресурсных систем, так и в отношении правил их использования. Когда (в главе 5) мы будем обсуждать случаи неудач, которые присваиватели потерпели при разработке, создании и поддержании институциональных схем, решающих проблемы ОР, мы изучим вопрос, до какой степени принципы, использовавшиеся присваивателями в «удачных>> случаях, характерны и для случаев «провалов».
Случаи, о которых пойдет речь в этой главе, также помогут нам при исследовании следующих двух вопросов. Во-первых, институты, связанные с использованием экономически риско-ванных и экологически уязвимых угодий горными общинами в Швейцарии и Японии для производства кормов и деловой дре-весины, помогут, в частности, разобраться с провозглашаемыми преимуществами институтов частной собственности в большин — стве проблем, связанных с распределением ресурсов, и в особен-ности с теми, которые связаны с землей. Хотя многие специалисты по экономике природных ресурсов признают, что технические трудности препятствуют созданию прав собственности на экологически уязвимые ресурсы, такие как подземные воды, почти все они разделяют априорную установку, согласно которой установление прав собственности на пашню или пастбище представляет собой простейшее решение проблемы истощения почв. Так, Дасгупта и Хил считают, что, когда в зонах распашки или пастбищного скотоводства устанавливаются права [частной] собственности, «ресурс перестает быть общей собственностью и проблема тут же решается» [Dasgupta and Heal, 1979, p. 77].
Многие теоретики прав собственности априорно полагают, что коммунальное владение оборачивается одним из двух нежелательных результатов: либо (1) общинные владения будут физически уничтожены, так как никого нельзя будет исключить [из процесса пользования ресурсной системой], либо (2) затраты на переговоры с целью установить набор правил, по которым будет осуществляться распределение доступа к ресурсу, будут слишком велики, даже если будет достигнуто согласие относительно ограничения доступа к ресурсной системе. Описываемые случаи показывают, что дело обстоит противоположным образом, — мы видим длительное сосуществование частной и коммунальной собственности в условиях, когда участвующие в этом индивиды в значительной мере контролируют институциональные догово-ренности и права собственности. В течение столетий жители швейцарских и японских деревень исследовали затраты и выгоды, связанные с институтами частной и коммунальной собственности, применительно к разным типам земельных участков и видов землевладения. В обоих случаях жители деревень выбрали сохранение коммунальной собственности в качестве основы системы землевладения и других аспектов, важных для экономической жизни деревни. Экономическое выживание этих деревень зависело от степени искусства, с которой они использовали ограниченные ресурсы. При этом здесь невозможно трактовать коммунальную собственность как изначальную форму, унаследованную от прошлого и являющуюся предшественником старых институтов, сложившихся в эпоху, когда в этих регионах царило изобилие. Если бы транзакционные затраты, связанные с управлением коммунальной собственностью, были бы настолько больше затрат на поддержание институтов частной собственности, то у жителей деревень было сколько угодно возможностей изобрести и использовать другие соглашения о владении горными угодьями.
Во-вторых, по ходу семинаров, посвященных изложению опыта Швейцарии, Японии или Испании, меня часто спрашивали, релевантны ли те же принципы для решения проблем ОР в условиях третьего мира? Последний случай, излагаемый в настоящей главе, — филиппинские гап]ега — системы исполь-зования ирригационных сооружений — позволяет дать однозначно положительный ответ на этот вопрос. Все принципы проектирования успешных институтов, выявленные в Швейцарии, Японии и Испании, обнаруживаются также и на Филиппинах. Исследование базового сходства между институтами, созданными для решения проблем ОР и существующими длительное время, хотя и осуществлено на ограниченном множестве примеров, может иметь более широкое применение.
<< | >>
Источник: Элинор Остром. Управляя общим: эволюция институтов коллективной деятельности. 2011

Еще по теме Исследование самоорганизации и самоуправления в системах ор существующих длительное время:

  1. Общая схема исследования самоорганизации и самоуправления при эксплуатации общих ресурсов
  2. Общие черты разных самоуправляемых институтов ОР существующих длительное время
  3. Институциональный подход к самоорганизации и самоуправлению в ор-ситуациях
  4. Нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации и органов местного самоуправления в системе источников налогового права
  5. Существующие системы управления качеством
  6. СИНЕРГЕТИКА1 — ТЕОРИЯ САМООРГАНИЗАЦИИ
  7. Принципы исследования систем
  8. Фрейдина Е.В.. Исследование систем управления, 2009
  9. Причинность исследования систем управления
  10. Техника исследования системы управления
  11. Ключевые концепции исследования систем управления
  12. Современная парадигма исследования систем управления
  13. Методология исследования систем управления
  14. Хорошенько поразмыслите о роли самоорганизации в вашей организации